Поиск по сайту


О СЛОВАРЕ

 



Сейчас на сайте

 

 

 


 

ВИДЕОЛЕКЦИИ
авторов Словаря

*  *  *

Е.В. ГЕНЕРАЛОВА

Русская историческая лексикография

Этимологические словари русского языка

*  *  *

*  *  *
 

Коллеги и партнеры

 

Институт лингвистических исследований РАН

Санкт-Петербургская издательско-книготорговая фирма ''НАУКА''

Фразеологический семинар проф. В.М.Мокиенко

Ruthenia

 

 

 

Е.И.Зиновьева

ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ В ОБИХОДНОМ ЯЗЫКЕ МОСКОВСКОЙ РУСИ XVI-XVII ВЕКОВ

Standardisierung und Destandardisierung. Beitrage des gleichnamigen Kolloquiums vom 22. Juni 2007 am Institut fur Slawistik der Friedrich-Schiller-Univerditat Jena. Verlag Otto Sagner-Munchen, 2008.

В письменных памятниках, отражающих обиходный язык Московской Руси XVI-XVII вв. встречается большое количество устойчивых словосочетаний различных типов, многие из которых лишь условно можно назвать фразеологизмами в современном понимании этого термина. Тем не менее такие критерии как устойчивость, частотность, воспроизводимость позволяют отнести их к фразеологии. Например, названным критериям удовлетворяют некоторые устойчивые сочетания, отражающие переходный этап от описательной модели «существительное + прилагательное» к формированию в дальнейшем на этой базе однословного синонима-существительного: водный потопполоводье; водяной ключ – источник, родник; венгерские люди – венгры; свадебное дело – свадьба, бранное слово – ругательство.

Формирование фразеологизмов, стандартизация свободных словосочетаний связаны с некоторыми общеязыковыми процессами, идущими в этот период времени. Так, например, с выработкой в обиходном языке конца XVI-XVII вв. доминанты в синонимическом ряду связано функционирование устойчиво повторяющихся, нанизывающихся друг на друга синонимов, экспрессивно описывающих типичную житейскую ситуацию, например: пить и бражничать: «Спасского собора протопоп Анисим сказал про сына своего духовнаго про хамовника Якова Иванова, что он Яков пьет и бражничает и животы свои пропил» (МДБП, 140, 1666 г.); бранить и ругать: «И к тои мЂрЂ приставил воевода четырех члвкъ подячих да людеи своих и нас беспрестании бранятъ и ругаютъ а работниковъ бьютъ» (Гр. № 425, 1701 г.). Происходит контаминация устойчивых сочетаний, например, часто встречающихся в деловых текстах формул бранить матерны и бранить лаею, ср. в тексте: «Былъ я … у иноземця жъ у горододЂлца у Томоса Филисова, а Онтонъ былъ у того жъ Томаса, и меня … тотъ Онтонъ бранилъ матерны всякою неподобною лаею» (АЮБ I, 646, 1646 г.).

Большинство устойчивых выражений этого времени еще не выделилось окончательно из синтагмы, их функционирование отражает переходный период формирования фразеологической единицы, когда еще явственно ощущается конкретное значение словосочетания, служащее основой для последующего семантического сдвига. Например, пешее воровство – `бродяги, занимающиеся кражами`, входить в слухи к кому – `становиться известным`.

Часто значение основного компонента фразеологизма, взятого изолированно, как отдельное слово, складывается благодаря функционированию его в составе устойчивых сочетаний. Так, например, во многих контекстах рассматриваемого периода времени значение `преступление` у существительного дело существует еще на синтагменном уровне и выступает при наличии оценочных прилагательных – злое, лихое дело, т.е. в свободных словосочетаниях: «А только тот, кто лихими делы похвалялся, в лицах будет и с пытки на себя в том воровстве говорити не учнет: и он от того дела свободен, а что он в том деле пытан будет, и то ему учинится от себя по тому, на что было ему похвалятися лихими делы.» (Улож., 1649 г, X, 202). Окончательное становление значения происходит благодаря устойчивым терминосочетаниям убоиственное (убивственное) дело –`убийство` и дело государево – `преступление против личности государя`.

С другой стороны, устойчивые сочетания обиходного языка Московской Руси служили базой для формирования отдельных частей речи. Так, формула деловых документов в кого-л., чего-л. место означала а) `вместо кого, чего-л.`: “А буде к Москве не приедет и никово в свое место не пришлет и я пришлю и другую грамоту” (Гр., № 45); “Пожаловал ты государь нас холопей своих [стряпчих Ивановых детей], велЂл намъ дати на свое царьское имя свою государеву жаловальную грамоту, в старые грамоты мЂсто, которая намъ была дана при царЂ Василье» (Ст. печ. пр., II, 146, 1613 г); б) `за кого-л., от чьего-л. имени`: “Били нам челом … выборные головы… , и во всех крестьян место Ржевы Пустые» (ПРП, 4, 1111555 г.); “А отец духовной дметриевской поп Кобожского погоста Гаврило Савин сын в дочери своей духовной в Овдотьено место Семеновы жены Сукина руку приложил” (НЗКК, 132, 1603 г.). Рассмотренная формула послужила базой для образования в дальнейшем предлога вместо.

До тех мест по ка места  значит `до тех пор, пока`: «И к родимцам своимъ в Сиэно писал чтоб онЂ к нему не Ђздили до тЂх мЂстъ по ка мЂста он к нимъ отпишет» (В-К, 98, 1655 г.); ср. слитное написание – покаиместа (Пох. Лисовского, III, 233. 1580 г.). См. также в разговорнике вариант до тех мест докамест: «До тЂх мЂст ты женку добудешь, докамЂст тебЂ рана заживе» (Разг.Фенне, 199, 1607 г.). Подобные употребления представляют собой базу для формирования временных союзов покамест и докамест `до тех пор, пока`.

Как справедливо отмечает В.М.Мокиенко, «для исторической фразеологии представление о границах устойчивости и вариантности чрезвычайно важно уже потому, что этап «застывания» сочетания – это момент образования фразеологической единицы» (Мокиенко 1989:12).

Вариантами компонентов фразеологизма для рассматриваемого периода времени можно считать а) или синонимы к одному из слов, входящих в состав устойчивого словосочетания: Разными (всякими, многоразличными, розными) видами; римская (католицкая, латинская, папежская) вера  или б) слова одной с этим компонентом лексико-семантической группы: вину класть (возлагать, сказать) на кого; дать (отдать, пожаловать, справить, приискать, поимать, написать) в вотчину; вотчина родовая (выслуженная, купленая, продажная), или в) различные формы слова – компонента фразеологизма при условии сохранения одной и той же синтаксической модели: взять в оброк (на оброк, на оброки); биться  насмерть (до смерти).

Отдельно следует отметить фразеологизмы, предполагающие открытый ряд какого-либо компонента, большое количество вариантов – членов одной лексико-семантической группы (как правило, это адъективные словосочетания), в лексикографическом описании подобный тип устойчивых единиц предваряется формулировкой – С определением, указывающим на…. Например:

БОБЫЛЬ, м. Зависимый человек, не имевший собственного земельного надела и не обложенный тяглом, плативший особый оброк.

–– С определением, указывающим на тип зависимости.

> Бобыль (городовой, государев, монастырский, попов, церковный, посадский, пушкарский).

В соответствии с классификацией фразеологизмов, предложенной Б.А.Лариным (1961: 18-19), в лексикографическом описании различаются три типа устойчивых оборотов в зависимости от степени семантической спаянности компонентов.

1. Идиомы (фразеологические сращения), значение которых не мотивировано значениями входящих в словосочетание слов: буйная голова (головушка) – `об отчаянном, горячем человеке`, (кричать) во всю (буйну) голову – `очень громко`; не видеть ни зги – `быть слепым`.

2. Мотивированные фразеологизмы, образованные путем метафорического или метонимического переноса: напускать по ветру – `колдовать, заговаривать`; валиться в рот – `доставаться без труда, без усилий`; пустить на ветер – `разграбить, разорить`; взад лазить (говорить) – `изменять принятое решение, отказываться от своих слов`; взять на свою душу – `скрыть что-л.; согрешить`; света видеть о ком – `получать помощь от кого-л.; полностью зависеть от кого-л.`.

3. Устойчивые сочетания

а) с обычным значением слов-компонентов (основным критерием их выделения являются их устойчивость и частотность в текстах памятников): варить – `приготовлять пищу путем кипячения (о жидкостях) или кипячения в жидкости (о твердых веществах)` – есть варить кому, на кого, без доп.; вдвое – `в два раза (больше)` – вдвое больше;

б) с семантическим сдвигом в одном из них: валяться – `вести разгульный образ жизни`, валяться с женкою – `распутничать`.

Тематически анализируемые фразеологические единицы (далее – ФЕ) можно разделить на следующие разряды, репрезентирующие основные фрагменты русской языковой картины мира интересующего нас периода времени:

I.                    Устойчивые словосочетания, относящиеся к области религии и церкви. Эта группа ФЕ является одной из самых объемных, в ней можно выделить многочисленные подгруппы, например:

I.1. Наименования веры: вера греческая, вера русская, вера православная христианская (Христова) –`православная вера`; соборная апостольская церковь – `православие, неизменно следующее учению апостолов`; восточная церковь – `православная христианская церковь`;

I.2. Названия храма, церкви: соборная апостольская церковь – `православный храм`; дом Пречистой Богородицы – `церковь в честь Богородицы`.

Как можно заметить, некоторые ФЕ многозначны (см. выше соборная апостольская церковь), выражение дом Пречистой Богородицы могло, кроме наименования церкви также служить названием России, как православной страны.

I.3. Наименования богослужебных книг, документов и молитв: Новая Благодать – `Новый Завет`; Божественное писание – `Ветхий и Новый завет`; Беседы на апостольские деяния (Беседы апостольские) – `сборник проповедей`; Ветхий закон – `первый раздел Библии, ее древнейшая дохристианская часть`; синодик вселенский – `книга, в которую желающие вносят имена умерших для постоянного поминовения; вечный сенаник (синодик) – `памятная книга, в которую вписывали имена умерших родственников для поминовения во время церковных служб`; вседневный список – `список лиц, об упокоении которых ежедневно молятся в церкви, монастыре`;

I.4. Наименования христианских представлений: суд Божий; день века – `по христианским воззрениям: суд над людьми при наступлении конца мира`; последнее время – `день страшного суда`; владычний суд; будущий суд Божий – `божий суд над всеми людьми при наступлении «конца света»; восстанный день – `день воскресения мертвых`; всеплодная жертва – `в ветхозаветные времена: животное (баран, вол), приносимое в жертву Богу, затем сжигаемое на жертвеннике; венец нетленный – `бессмертие`; тайная (святая вечеря) – `пасхальная трапеза Иисуса Христа с учениками, во время которой он установил таинство причастия`; внити в царство Небесное ( в небо, в рай); будущий (оный) век; сей век – `земная жизнь; настоящее время`; вечное блаженство – `высшее счастье в загробной жизни`; вечные (будущие) блага – `бесконечное блаженство души после смерти`; царствие Божие; второе Христово пришествие – `грядущее появление Христа на земле для суда над людьми`; адамский грех – `смертность человека как следствие грехопадения прародителей Адама и Евы`; часть волчья – `добыча темных сил, ада`;

I.5. Наименования лиц: Всемилостивый Спас; сын Божий, Христос истинный Бог наш; Матерь Божия; Агнец Божий –`Христос как жертва за спасение мира`; Пречистая (Пресвятая) Богородица; Ангел-хранитель; Верховные апостолы Петр и Павел; Вселенский патриарх; раб (рабище) Божий.

Выражение Владычица моя (наша) (Пресвятая) Богородица употреблялось в качестве формулы упоминания и именования Богородицы, формула выражала преклонение перед ней и благодарность за ее помощь.

Противопоставлялись приверженцы Христа и православия и его враги: с одной стороны, Христово воинство; христолюбивое воинство; воин Царя Небесного; воин Исусов; с другой – антихристово войско; антихристово и сатанино воинство – `силы ада и вероотступники`; враг креста Христова – `католик`; враг Божий.

I.6. Названия богослужений и молитв: всенощное бдение, малая вечерня, великая вечерня, нощное бдение, Божественная литургия; вечная память;

I.7. Названия постов: Великое говение (говейно), Великий пост, Богородичен пост;

I.8. Наименования обрядов и ритуальных действий: венчать свадьбу; великий поклон – `поклон, совершаемый в церкви во время службы: головой до земли, стоя на коленях`; воздвизать крест; Божественные дары – `причастие`;

I.9. Наименования церковных реалий: святые ворота, царские врата, врата южные (врата северные), святая вода, воздвизальный крест, святое блюдце, блюдо дискосное; благовестный колокол;

I.10. Наименования церковных праздников: вход (в) Иерусалим –название христианского праздника, отмечаемого в последнее воскресенье перед Пасхой в память о прибытии Христа в Иерусалим; Вербное воскресенье – православный церковный праздник – воскресенье за неделю до Пасхи, знаменующий вход Иисуса Христа в Иерусалим; Введение Пречистой (Пресвятой) Богородицы – церковный праздник (21 ноября / 4 декабря), установленный в память введения в храм Пресвятой Богородицы ее родителями Иоакимом и Анной; День всех святых; Велик(ий) день – праздник Пасхи; Христово (Светлое) Воскресение, Светлый день Воскресения Христова – название праздника Пасхи, первый день пасхальной недели. В названиях праздников употреблялись притяжательные прилагательные, образованные от существительных, обозначающих какое-либо библейское событие или от имени святого: Благовещеньев день, Богоявленьев день – праздник (19 января) в память крещения Иисуса Христа; Введеньев день – праздник введения во храм Пресвятой Богородицы; Вознесеньев день; Воздвиженьев день – церковный праздник 14 (27) сентября в честь воздвижения креста Господня, который святая Елена нашла и воздвигла для всеобщего чествования и поклонения; Николин день вешний (Никола вешний) – праздник в честь святого Николая чудотворца (9 / 22 мая); Егорьев (Юрьев) день вешний – праздник в честь святого Георгия Победоносца (23 апреля / 6 мая).

В обиходном языке Московской Руси названия праздников служили обозначением определенного момента времени, даты.

Кроме того, с тем или иным праздником были связаны народные приметы. Ср. в пословицах: Фома болшая крома (сума) – день 6 (19) октября; обилие хлеба и запасов: Фома большая крома (Сим. Послов., 148, XVII в.); Идетъ Фома болшая сума (там же).

Ключевым концептом, вербализованным во фразеологизмах этой тематической сферы, является БОГ. Концептуальными признаками, актуализирующимися в соответствующих ФЕ, являются следующие:

1) всемогущество Бога, его всевластие над людьми: всемогущая десница; Бог всемогущий, вышний; Бог дал, Бог взял; Бог умеет и дать и взять; волею праведного Бога; по воле Божией; Бога воля волит; волен Бог над кем, в чем и без доп.; Бог изволил; по Божескому изволению; в Божьей руке; воля Божия; волею (изволением, изволом) Божию (-им); как его [Бога] святая воля благоволит; Бог положит кому, что; гнев Божий, отсюда и этикетные формулы выражения уступки, покорности: волен Бог да государь; волен Бог (всещедрый Владыко); Бога ради; чем (что) Бог послал (зашлет)– об угощении: `довольствоваться тем, что имеется`, ср. также в этикетных формулах писем: дал Бог здорово – `благополучно, без происшествий`; до воли Божией живы; как Бог по сердцу возложит кому – `будет внушено что-либо угодное Богу`;  о сложившихся каким-либо образом обстоятельствах, не зависящих от человека, говорилось: (как, что) Бог даст (дал); Бог велит, велел, что; амо (же) Бог наставит (наставил);

2) милость Бога, его благодать: Божия милость (милосердие); Божией милостью (милосердием); по Божьей (своей великой) благодати; благодатью Божию, отсюда и формулы речевого этикета: Бог помощь послал кому, на кого; как Бог поможет, кому; сколько Бог помощи подаст; (с, за) Божиею помощью (помочью); воздаст Господь Бог вся благая кому-либо; эпитетом Бога в формулах речевого этикета является всещедрыйвсещедрый (Вышний) Владыка.

Этими концептуальными признаками обусловлены: а) действия человека по отношению к Богу: славить (хвалить) Бога; Бога(у) бояться (убояться), блюстись; вопиять к Богу; молить (умолить) Бога(у) за кого, за что, о ком, о чем; молиться (маливаться) Богу; ср. помилуй Бог чего; суди Бог; слава (хвала) (Господу) Богу, а также формула-клятва в том, что некто говорит правду: (как) право перед Богом; б) моральные принципы православных людей: по (о) Бозе – `по канонам православия`; как Бог велит (жить) – `по христианским заповедям`.

II. Следующий большой разряд ФЕ составляют формулы деловых документов, которые можно классифицировать в зависимости от жанра акта.

Очень важные имущественные отношения, право собственности закреплялись большим количеством устойчивых выражений Так, например, для грамот, фиксирующих сделку купли-продажи или дарения, не имеющую обратной силы, характерны такие формулы, как вдернь без выкупа; вдертную безвыкупно, впрок без выкупа – `в вечное владение, без права выкупа`.. Формула владеть в поместье, в вотчину означала `иметь в собственности на основании вотчинного или поместного права`, а жить по вотчине регламентировала жизнь соразмерно доходу с вотчины. В духовных грамотах использовалась особая формула урегулирования имущественных и финансовых отношений – на ком (у кого) что взять, кому что дать (отдать). Формулы допускают иногда очень широкое варьирование компонентов, например: дать (отдать, пожаловать, справить, приискать, поимать, написать) в вотчину.

Многочисленные формулы грамот описывали границы земельных участков, угодий, владений: со всем тем, что потягло; куды сам ловил и владел; с ряду с одного а не в розни и не через землю и не выбором – формула справедливого отвода земельных участков при пожаловании земли помещикам в южных уездах России. Реальные действия, закрепившиеся затем в абстрактной формуле, лежат в основе следующих выражений: вести по меже – `устанавливать границу земельных владений`; c вервью ходить – `измерять участок земли`:  «У того отводу были их Алешкин и Федкин отцы и он Федка с вервью ходил» (Сл. Перм. I, 72, 1701 г.); «И Ивановы … слуги Васильевичя… нашим монастырским [Иосифо-Волаколамского монастыря] крестьянцем грозят…: «Толко, деи, вы не пойдете… земли отводити, и нам, деи, на вас взяти сто семьдесят десятин, что будтось вытоптали у них хлеба, как розъезщик ездил, куды, деи, вы вели по меже» (АФЗХ II, 443, 1595 г.).

Специальная формула запрещала вмешательство представителей власти в хозяйствование монастырей, помещиков – не въезжать (не всылать) ни по что. В состав завещания включалась формула – распоряжение о вечном поминовении кого-либо – поминать … доколе монастырь… стоит, из списка… не выгладить. Существовало несколько синонимичных формул вкладных грамот в монастырь на помин души: в наследие вЂчных благъ будущего ради покоя; вечного ради покоя будущих благъ; в надеяние будущих благъ.

Мирное соглашение завершала формула великому государю не бить челом (и не искать) никоим (никоторыми) делами (и того) не вчинать, а в сообщениях о военных победах использовалось выражение божиею милостию, а государевым (государя) счастьем.

Служилые люди, присягая, давали обещание ни к какому воровству не приставать.

Общеделовыми формулами можно назвать те, что встречаются в составе разных актов, например, как изстари было – о сложившейся традиции; без вывета(-у); без вывода – `без каких-либо условий, ограничений`; какой (каков, какие) ни буди – `любой, любые`; кои нас будет в лицах – о личном присутствии; где ни есть (ни буди) – `где бы ни находился, в любом месте`; во всех (кого) место – `за всех остальных`; учинить (чинить) безволокитно. Последняя формула была очень актуальна в связи с существовавшей бюрократической процедурой затягивания решения дел, что получило также устойчивое обозначение Московская волокита – ведение дел в Приказах на Москве, сопровождающееся потерей времени и убытками для тех, кто по делам обратился в Приказы.

Особую группу деловых формул составляют формулы самоуничижения адресанта в челобитных, например, горькая вдовица; бедная( беспомощная) вдовка.

Формулами, описывающими бедственное положение просителя являются, например, следующие: одолжать (задолжать, должать) великим долгом (великими долги (долгами); бедный и беспомощный (и беззаступный); бедный и бесприютный – постоянный этикетный эпитет в челобитных; скуден и беден (скудны и бедны); всеконечное разорение; нагота и босота.

Просьба передается формульными выражениями [не дать] вконец погинуть (погибать, загинуть); вступиться в чью-либо бедность; бить челом и плакаться.

Вслед за С.С.Волковым, мы считаем необходимым выделять также особый разряд формул – устойчивые словосочетания нефразеологического характера (клише), т.е. определенные стандартизованные схемы, твердо установленные (фиксированные) лексико-синтаксические модели, которые так же, как и фразеологизмы, воспроизводились при изложении тех или иных жизненных ситуаций. При использовании штампов, шаблонов их лексическое наполнение могло в определенной степени варьироваться в зависимости от излагаемых обстоятельств, но сама синтаксическая модель сохранялась (Волков 2006:198).

К данной группе нефразеологизированных сочетаний относятся

1) стандартизованные единицы, образованные по одной синтаксической модели – глагол кормиться (питаться, промышлять) + существительное (или адъективное словосочетание) в форме творительного падежа, обозначающее конкретный род занятий, например: кормиться портным мастерством; питаться ремеслом сапожным; промышлять сапожнымъ мастерствомъ; промышлять харчом.

2) Cочетания с общим значением `работать по договору найма`: ходить по наймом, ходить по казаком ( в казакех), ходить по наймом в казакех, быть (побыть) в наймех, погулять в наймех. Этот разряд сочетаний противопоставлял работу за договорную плату службе в холопах, статусу крепостного крестьянина или бобыля.

3) В первой четверти XVII в. все способы добывания средств к существованию при сохранении личной свободы человека обозначаются словосочетанием кормитися собою, а челобитье в холопство обосновывается устойчивым сочетанием-клише собою прокормится немочно (собою не прокормится).

4) Другую большую группу клишированных сочетаний составляют устойчивые сочетания со значением `не иметь дома, пристанища`. Они  включают в свой состав глаголы перемещения: жить походя, жить ходя по миру , жить походя меж дворы; волочиться по двором, бродить меж дворы (двор), скитаться меж двор, походя меж дворы бродить, бродить в (по) миру; скитаться по миру; гулящим бытом.

5) К данному разряду клише примыкает группа сочетаний с общим значением `нищенствовать, просить подаяние`: кормиться (питаться) Христовым именем, кормиться по миру, жить (кормиться) по христолюбцам, ходить по добрым людем.

6) Крайнюю степень бедности обозначают клише взять негде, продать нечего; дать нечего (и) взять негде; взять негде чего и без доп.

7) От бедности и безысходности люди часто покидали постоянное место жительства, службы и расходились кто куда в поисках лучшей доли. Данная ситуация передавалась многочисленными выражениями: разбрестись (брести, побрести) врознь (врозни); брести розно (врознь); разойтись (пойти, сходить) в ходьбу; ходить в ходьбе (в ходьбу); быть в ходьбе. Если человек при этом бесследно исчезал, то это описывалось такими формулами, как безвестно нет (не стало) кого; безвестно деть кого; без вести (пропасть, сойти); безвестно побежать, сбежать (сбрести, сойти и др.).

8) Ситуация воспитания кого-либо обозначалась такими формулами, как вскормить и вспоить; поить и кормить и, вскормив, промыслу выучить; кормить (вскормить) и поить (вспоить) и вскормив (вскормя) замуж выдать.

III. Следующий большой разряд ФЕ составляют термины. Название «термины» для XVI-XVII вв. условно, т.к. эта группа ФЕ не является терминосистемой в современном понимании, сюда также входят клишированные выражения и формулы, использующиеся в конкретных областях деятельности человека: названия тканей, термины рыбной ловли, отдельных промыслов (например, добычи соли, мельничного дела), названия драгоценных камней, стали, растений. Назовем лишь самые объемные группы терминов.

III.1. Юридическая терминология: есть (будет) за кем-либо (государево, наше) дело, слово – заявление о преступлении против личности государя; взять (перед себя) на распрос (к распросу, для распросу) – `вызвать на допрос`; взять на поруки (на свою поруку) (себе, к себе) – `забрать кого-либо из-под ареста под свое поручительство`; быть на пытке – `подвергаться допросу под пыткой`; быть за приставом – `находиться под арестом`; битися на поле – `участвовать в судебном поединке`; лезть на поле битися – формула подтверждения правильности искового требования при решении судебного дела поединком («Божьим судом»); (в) Божью правду – `истинно, в самом деле` (в показаниях свидетелей при решении земельных споров); суд боярский; взять веру у кого – `привести к присяге`; слаться из виноватых на кого – `в связи с обвинением призывать в свидетели кого-либо, ссылаться на что-либо`; без (из) вины виноват – `обвиненный, осужденный без основания`; принести винную голову кому – `прийти с повинной`; быть в правде и в вине кому-либо –` быть подсудным`; вину класть (возлагать, сказать) на кого – `обвинить`; вину покрыть чем – `искупить проступок, преступление`; прислать с виною – `признаться в проступке`; в вину (вины) не ставить чего, в чем – `не обвинять`; садиться на взыск – `приступать к следствию`; взмолвить на кого – `дать показания против кого-либо, обвинить`; взять за караул – `заключить под стражу`; не входя в суд – `не обращаясь к судебному разбирательству` и др.

III.2. Наименования пошлин и налогов: верховой оброк – `оброк, получаемый с меда из бортей`; ввозное дание – `пошлина за ввоз товара`; соляная весчая пошлина – `пошлина за взвешивание соли`; писчая белка – `пошлина за перепись земель с их владельца`; банные деньги; алтын поголовной; благословенная куница, венчальная пошлина – `пошлина за обряд венчания`; верное бранье – `пошлина, взимаемая должностным лицом, принесшим присягу`; выимка десятинная – `изъятие в пользу казны одного соболя с каждого десятка предъявляемых соболей`; выводная куница – `пошлина, взимаемая при выдаче девушки замуж в другую волость`.

Плата за что-либо, в том числе за выполненную работу также обозначалась с помощью устойчивых словосочетаний: с (от) воды – плата за использованную для чего-либо воду; взять котельного – получить в качестве платы за изготовление котла; взять пожелезного – получить плату за изготовление црена (железной сковороды, на которой выпаривается соль).

III.3. Наименования административно-территориальных единиц: черная волость – `административно-территориальная единица, облагаемая всеми налогами`; дворцовая волость – `административно-территориальная единица, находящаяся в ведении казны`; волость монастырская, митрополичья; ясачная волость – `административно-территориальная единица, население которой платит ясак [подать с населения Поволжья и Сибири].

III.4. Наименования документов: верующая (верющая) грамота (лист) –`документ, сообщающий о поручении кому-либо какого-либо дела, о допущении к дипломатическим переговорам`; богомольная грамота (богомольный лист) – `распоряжение о совершении молебна по поводу какого-либо важного события`; беглая грамота (память) – `документ, разрешающий розыск беглых крестьян`; бережальная грамота – `документ, обеспечивающий охрану, защиту кого-либо`; береженая грамота –`документ о защите прав кого-либо`; бессудная грамота – `грамота с обвинительным приговором, выданная исцу без судебного разбирательства в виду неявки ответчика`; благословенная грамота – `письменное разрешение архиепископа на постройку храма или одобрение духовного завещания`; вводная грамота – `устанавливающая чьи-либо права на что-либо`; ввозная грамота – `документ о введении кого-либо во владение поместьем, земельным участком`; вольностная грамота – `документ, предоставляющий привилегии в торговле и уплате налогов`; вкладная грамота (память) – `документ, удостоверяющий вклад в монастырь`; владельная грамота (выпись) – `документ, подтверждающий право на владение чем-либо`; борчие книги – `книги, содержащие записи о денежных сборах`; вотчинные книги – `собрание актов о передаче земли по наследству`; валовая писцовая книга – `книга, содержащая сводную запись о межевании`; венчальное знамя – `документ, удостоверяющий состоявшееся в церкви бракосочетание`; ведомость чему-либо – `документ учета поступлений и расходов` и др.

III.5. Наименования угодий: бобровые гоны; бортный ухожей; вода ловецкая; вода заповедная – `государственное водное угодье, закрытое для общего пользования`; вода заборная (поездная, куромная) – названия угодий по используемому орудию лова; поместное владение – земельное угодье, принадлежащее кому-либо на основе поместного (пожизненного) права и др.

III.6. Строительные и архитектурные термины: верх бочечный – покрытие здания в виде бочки, срезанной в длину; верх шатровый – высокое четырех-, шести- или восьмигранное покрытие церкви, башни, колокольни; забрать в косяк – построить, кладя доски в паз; свести бочкой – соорудить кровлю церковного здания в форме бочки и др.

III.7. Наименования мер: аршин печатный; беременная бочка – `мера для жидкостей`; большая сажень – `официальная трехаршинная сажень (216 см)`; московское (за)орленое полуаршинное ведро – `официально установленный объем жидкости и сыпучих тел; казенная мера, имеющая клеймо`; ведро казенное семивершковое – `указная мера, равнявшаяся ста казенным чаркам`; волоковая копна – `копна сена, которую перевозят волоком за один прием`; государев вес – `принятый по государеву указу вес меры определенного объема`; верчий мешок – `служащий образцом (о емкостях, применяемых для измерения чего-либо)`; верста мерная, равномерная – `измеренная, официальная верста (введена после Уложения 1649 г.)` и др.

III.8. Медицинские термины: верхние болезни – кожные болезни; верхняя болячка – нарыв, струп; мокротная болячка – язва, нарыв с гноем, жидкими выделениями; моровая болячка – чумная язва; квасцы бурские – медицинское дезинфицирующее средство; варенье желудковое – процесс пищеварения; животная болезнь – болезнь внутренних органов; камчюжная болезнь – подагра; щепотная болезнь – ломота, щемящая боль внутри; усовая болесть – внутреннее воспаление, колотье; бить жилу – вскрывать вену и др.

IV. Особую группу фразеологизмов составляют единицы, обозначающие обычаи, ритуалы, обряды.

Например: бабьи каши – `угощение повитух на второй или третий день после Рождества`; кулачный бой; бросать жеребья – `определять очередность, право на что-либо`; наговаривать воду – `произнося заговор, придавать воде волшебные свойства`; водить к руке; вести государеву чашу, а также чаши величать, петь (проговорить) праздничную чашу – `петь молитву за здравие кого-л. (обычно царя), давая присутствующим отпить из чаши, над которой произнесена молитва`, валяться у ног – `лежать ниц в знак покорности, повиновения`.

В целом ряде устойчивых сочетаний закрепился обычай подавать сигнал тревоги в случае опасности: сделать всполох, всполох бить (чинить), всполох(-и) чинился (чинилось, учинился) – о подаче сигнала тревоги; всполошным обычаем – `как принято при опасности`.

V. Особо фиксировались и получали наименования в виде устойчивых словосочетаний физическое воздействие и нанесение физических увечий: под бока толкать, за волосы (и за бороду) драть, бить в шею – `избивая, выгонять`, бить большим боем – `беспощадно избивать`, глаза выдрать и др.

Фразеологизмы закрепляли также наименования видов казней, наказаний и пыток: бросить, спихнуть, убить с башни – `казнить, сбросив с башни (чаще во время военных действий)`, в воду посадить (сажать, посажать, всадить), в воду бросить (вкинуть, метать, пометать), в воде душить – `топить, утопить (часто как вид смертной казни); чинить на правеже – `чинить расправу, взыскивая долги`, бить плетьми, бить кнутом (кнутьем), бить кнутом на козле, вычистить кнутом, бить кнутом в проводку – `наказывать кнутом, водя по людным местам`, бить батоги (батогами), вычистить батоги; возлагать раны на что – `бить так сильно, что на теле появляются раны`; в цепь и в железо посадить, посадить на цепь; волочить пуп, на огне поднимать – обозначения пыток.

VI. Отдельную группу составляют фразеологизмы, являющиеся наименованиями хозяйственно-бытовых реалий, например:

а) ФЕ, характеризующие устройство и быт крестьянской избы: волоковое окно – `задвижное окно; отверстие в стене курной избы для выхода дыма`; вольная печь – `протопленная печь, из которой выгребли угли, с умеренным жаром`; вольный жар – `теплый воздух, какой бывает после выгреба углей в протопленной печи`;

б) наименования еды: арменская икра – `икра из овощей`, битый горох – `горох, раздробленный и разваренный в виде каши`, каравай блинчатый – `пирог, сложенный из блинов`, ветчинное сало (сальце) – `сало, получаемое при копчении окороков`. Самое скудное питание, пища именовались устойчивым сочетанием хлеб да вода, хлеб с водою;

в) наименования напитков: брусничная вода – `напиток, приготовленный из ягод брусники`, боярский мед – `один из лучших сортов питьевого меда, приготовляемый из чистого пчелиного меда без патоки`, двойное (тройное) вино – `различные (в зависимости от перегонки и очистки) сорта водки, анисовая водка, вино реинское, ренское.

VII. Устойчивыми сочетаниями обозначаются

а) географические названия (в качестве основной выступает модель относительное прилагательное + существительное земля): Аглинская земля (Аглинское государство, королевство) – Англия, Арапская земля – Ближний Восток и Северная Африка, Волошская земля – Валахия, одно из княжеств на территории современной Румынии; Вифлянская земля – Лифляндия (область в Прибалтике на территории современной Латвии) и многие др.;

б) этнонимы (основная модель: относительное прилагательное, образованное от географического названия + существительное люди): аглинские люди – жители Англии, англичане, ср. также аглинские немцы – то же; бегерские люди – баварцы; богдойские люди – маньчжуры; венгерские люди – венгры. В качестве мотивации для наименования мог выступать характерный этнический признак внешности – чудь белоглазая.

VIII. Отдельный разряд ФЕ образуют выражения, дающие характеристику человека с различных точек зрения:

VIII.1. ФЕ, характеризующие внешность и физическое состояние, например, мимику: вооружить лицо на бой – о злобной гримасе; возраст: стать (быть) в возрасте – `достигнуть совершеннолетия; стать взрослым`; способность видеть: видеть очами, не видеть ни зги; нахождение в болезненном состоянии: в болезни (болести) лежать, ситуация, когда человек притворялся больным описывалась сочетаниями прикинуться в болезнь и прикинуть к себе болезнь.

VIII.2. ФЕ, характеризующие поведение человека.

Единицами, обладающими самым общим значением в этой подгруппе, являются выражения как быть без доп, кому, с кем – `поступать, вести себя каким-либо образом` и вдавать себя – `предаваться чему-либо, впадать во что-либо`.

Положительно оцениваемое поведение описывается, например, такими фразеологизмами: за бесчинством не хаживать – `не быть замеченным в нарушении порядка и приличия`; не давать волю очам (рукам) – `вести себя сдержанно, скромно`.

Гораздо большую по объему подгруппу составляют ФЕ, называющие отрицательно оцениваемое поведение: делать бездушеством – `поступать бессовестно, бесчестно`, валяться на кабаках, пить и бражничать – `пьянствовать, кутить`, валяться с женкою, взимати на блуд – `распутничать`, спихнуть на чей-либо ворот – `переложить заботы на кого-либо`, лизать блюдо – `угодничать`, на баснях – `на словах, в противоположность действительным поступкам`, лежать на боку – `бездельничать, отдыхать, прохлаждаться`, виться змеей – `хитрить, изворачиваться`, показать кукиш.

Особо можно выделить характеристику речевого поведения человека.

Здесь, прежде всего, обращают на себя внимание номинации брани, ругани, словесного оскорбления: невежливое слово говорить, бранить и бесчестить, бранить и ругать, бранить всячески, бранить и бесчестить, лаять и бесчестить (всякою неподобною лаею), бранивать матерны, бранить матерны (матерна, матерном), бранить (всякою) неподобною (неподобною матерною, неподобною позорною, скверною) бранью (лаею), бранить всякими (никоторыми) неподобными (позорными) словами (словесами) и др. Но несмотря на такую фразеологическую разработанность, указывающую на актуальность обозначаемого и явно неприемлемого явления, существовал и фразеологизм, выражавший противоположную установку – брань на вороту не виснет – `оскорбления, ругань скоро забудутся`.

Большое значение, судя по количеству ФЕ, придавалось также умению человека держать данную клятву, обещание. Ср., с одной стороны, держать веру – `выполнять данное обещание` и, с другой стороны, наличие ФЕ, фиксирующих нарушение данного слова: вернуть словом – `нарушить данное обещание`, ворочать (слова) назад – `о произнесенных словах, приказе. Отменять сказанное`, воротить словом – `нарушать обещание, уговор`, взад лазить (говорить) – `изменять принятое решение, отказываться от своих слов`, ср. также божиться криво (накриве) – `давать ложную клятву`.

Человек, способный быстро и нескромно отвечать, характеризуется фразеологизмом бойкий на язык, а говорить, объяснять что-либо тем, кто не способен это понять, именуется выражением сыпать бисер перед свиньями. Обе последних ФЕ существуют и в современном русском языке.

VIII.3. Межличностные отношения предполагают разделение на своих и чужих: наш брат – `я и мне подобные`: «И чумакъ де Ивашко молылъ такое слово: нынЂ де государь царь на МосквЂ, а и онъ де бывалъ нашъ братъ мужичий сынъ, полно де, нынЂ Богъ его возвысилъ» (СиД, 468, 1637 г.); «Вижу я что млсти твоеи [И.И.Киреевскому] нашева брата [иконописцев] держать нЂ в моч» (ИНРЯ, 45, XVII – н. XVIII в.) и ваш брат – `ты и тебе подобные`: «Он, великий государь восточной турской царь, не убийца николи вашему брату вору, казаку и разбойнику» (Пов. аз. ратн. сид., 64, 1642 г.); «Крестьянин побожится душею крестьянскою и на той правде во веки стоит, а ваш брат, бусорман, побожится верою бусурманскою, а ваша вера бусорманская татарская ровна бешеной собаке, – и потому вашему брату, бусорману, собаке, и верить нельзя!» (Там же, 70).

О лице, равном в каком-либо отношении кому-либо говорилось в (ту) версту, ср. также с собой верстать кого-либо: «И тот Иванъ почал приказнова матерны бранит а вас гсдреи с собою верстаютъ» (Арх. Пожарских, 81, 1643 г.).

Отношения между людьми, отвечающие требованиям христианской морали обозначались как братская милость (любовь), фразеологизм ять, имать веру имел значение `верить (поверить), доверять кому-либо, чему-либо`, выражение водить хлеб и соль с кем-либо обозначало `поддерживать дружеские отношения`, а есть (кушать) с (одного) блюда говорилось о непринужденных, дружеских отношениях. Этикетные ФЕ, обозначающие получение поддержки, помощи от кого-либо, имеют яркую образную основу, метафорически переосмыслены: (дать) свет видеть кому кем, чем – а) `помочь кому-либо, поддержать кого-либо в тяжелом положении; получить помощь, поддержку от кого-либо`; б) `возвратить кого-либо к обычной жизни; избавить от мучений, страданий; вернуться с помощью кого-либо к обычной жизни`; дать видать свет кому – `поддержать кого-либо в тяжелом положении`; света видеть о ком – `получать помощь от кого-либо; полностью зависеть от кого-либо`.

Отношения между людьми могли быть и не гармоничными, что обозначали ФЕ браниться меж себя (собою), выбить (выслать, высылать) вон – `прогнать, принудить уйти откуда-либо`, вменять в прах – `лишать всего (имения, заслуг).

До наших дней сохранилось значение такой фразеологической единицы, как в рот глядеть кому-либо – `подобострастно слушать кого-либо, заискивать перед кем-либо`.

Ситуация займа денег обозначалась следующими фразеологизмами: верить в долг кому, брать в долг и занять на перехватку: «Занел гсдрь у меня тот ФедосЂи на перехватку полтину днгъ не на великое время а занявъ и не заплатя мнЂ тЂх днгъ с Москвы сьЂхал» (Арх. Пожарских, 221, 1645 г.).

VIII.4. Эмоциональное состояние человека обозначалось большим количеством фразеологизмов.

Интересно, что как орган, отвечающий за эмоции, в наивной языковой картине мира концептуализируются равным образом сердце и разум. С одной стороны, человек может поступить каким-либо образом импульсивно, под влиянием нахлынувших эмоций: с сердца (сказывать, обесчестить), в сердцах (молвить, затеять), например: «А своего дядю обезчестилъ я, х.т., съ пьянства и съ сердца, простымъ обычаемъ, и взвелъ на себя и на него, Василья, твое государево слово» (СиД, 547, 1649 г.); «А Афонькина жена Иванова Варварка въ разспросЂ сказала: снялъ де со стЂны крестъ Степанковъ сынъ Ивашка, а того де она не видала, что билъ онъ крестъ, а молыла то слово въ сердцахъ» (СиД, 442, 1636 г.). С другой стороны, возмутить разум означает `нарушить душевное спокойствие`: «Проклятый же и лукавый сотана, искони ненавидяй рода человЂча, возмути его [Б.Годунова] разумъ, всЂмъ бо имЂниемъ, богатствомъ и честию исполненъ, но еще не совершенно удоволенъ, понеже житие и власть имЬяй царскую, славою жъ нЂсть» (Котошихин, 2, 1667 г.).

Понять, постигнуть что-либо также можно с помощью сердца, и здесь уже сердце выступает в роли разума: взыти на сердце – `быть воспринимаемым, постигнутым (о мысли, намерении), вложить в сердце – `внушить`, ср. в пословице: «ЦвЂтное плате на плеча а добрая мысль к срдцу» (Сим. Посл., 153, XVII в.).

Чувство метафорически уподобляется огню: возгорелся (-лась) огонь (искра огня) – `быть охваченным каким-либо сильным чувством`.

Веселиться и радоваться означало `иметь приподнятое, радостное настроение`, состояния же гнева, злости, досады передавались такими сочетаниями, как за беду стало кому – `кто-либо раздосадован, разозлен`, воздвигнуть бурю на кого-либо – `рассердиться, подвергнуть преследованию`; держать (подержать) гнев на кого – `гневаться, сердиться`, положить (возложить) гнев на кого-либо – `разгневаться, рассердиться`; приводить (воздвигать, воздвигнуть, навести) (на) гнев – `вызывать (вызвать) чувство гнева`. Состояние гнетущей тоски описывалось фразеологизмами не мочь на свет глядеть и не мощно на свет глядеть.

Образный фразеологизм брюхо болит имел значение `испытывать искушение, соблазн`: «ГдЂ плохо лЂжитъ тут брюхо болитъ» (Сим. Послов., 93, XVII в.).

Достаточно многочисленны в обиходном языке Московской Руси ФЕ, обозначающие состояние испуга и страха, например: вострепетать страхом, вострепетать душою, иметь боязнь от кого-либо, бояться кого-либо, что огня.

Внешнее проявление эмоций обозначалось следующими фразеологизмами: воздеть (воздевать) руце свои – `поднять вверх (обычно под воздействием религиозного благоговения)`; восплескать руками – `вскинув руки, ударить слегка в ладоши под влиянием какого-либо сильного чувства`; в перси биение – `удары, наносимые себе по груди, обычно выражающие сильные эмоции`.

VIII.5. Интеллектуальную деятельность человека обозначает большое количество ФЕ.

Среди фразеологических единиц, описывающих интеллектуальное состояние человека, в текстах памятников, отражающих обиходный русский язык XVI-XVII вв., особенно частотны устойчивые сочетания, деловые формулы и паремии с компонентами ум и разум.

Неосознанность поведения, поступков оправдываются состоянием, при котором человек подвергается временной «потере» ума, становится невменяемым, что описывается  такими единицами, как без ума стать и вне ума. Аномальное состояние рассудка может быть вызвано болезнью или подавленным душевным состоянием и характеризуется фразеологическими единицами забыться в уме, (быть) в забытье ума и в забвении ума. Ум (разум) в языковом сознании имеет четкую локализацию, этим объясняется, что отклонение от нормы описывается фразеологизмами с глаголами движения и соответствующими отглагольными существительными: сбрести с ума, отбыть ума, отступление ума, отход от разума. Ср. антонимичное по значению выражение, означающее возвращение в нормальное интеллектуальное состояние – прийти в разум.

Главными «нормативными» свойствами ума / разума являются его целостность и то, что он «свой», что обозначается такими ФЕ как в целом уме и, наоборот, не целым разумом и в своем уме.

Разрушение «нормальной» целостной организации ума характеризуется выражением в уме порушиться: «Въ прошломъ, государь, во 153 г. волею Божьею человЬченко, г., мой Хрисанко Пахомовъ въ умЂ порушился, и учалъ, г., животину бить и сЂчь, и людей драть во иступлении ума своего» (СиД, 347, 1646 г.).

Отклонение от нормы фиксируется также такими выражениями, как не в своем уме и не своим разумом. Эти два отмеченные выше главные нормативные свойства ума зафиксированы в обязательной формуле духовных грамот: «Се яз… Данило…Григорьевъ… пишу сию духовную грамоту своимъ цЂлым умом и разумомъ, кому ми что дати и у кого ми что взяти» (АРГ, 261, 1525 г.); «Пишу сию память, отходя сего света, своим умом и разумом» (А.Солов.м., 7, 1572 г.); «Се аз, раб божий, Феодосей Тимофеев сын Бибиков, пишу сию духовную своим целым умом и разумом» (АФЗХ, II, 485, 1612 г.).

Ср. позднейшую юридическую формулу – в здравом уме и твердой памяти, применявшуюся при составлении завещаний.

Из нормального интеллектуального состояния человек может выйти не по своей воле, подобная ситуация обозначается фразеологизмом из (с) ума выводить – `доводить до состояния, когда человек лишается способности обдумывать свои поступки и отвечать за них; становится глупым`.

Во фразеологических единицах рассматриваемого периода времени особо отмечается такая причина отклонения от нормативного интеллектуального состояния человека, как опьянение, например, в актах «Слова и дела государева» часто употребляется выражение выпиться из ума (вне ума). В связи с этим для установления вины человека важно было определить, в трезвом состоянии он совершил преступление (сказал «слово государево») или нет (состояние опьянения служило смягчающим обстоятельством), что, видимо, способствовало возникновению фразеологизма, образованного по продуктивной для того времени модели: делать что-либо + творительный падеж имени – пьяным (трезвым) умом (говорить).

В зеркале фразеологии ум предстает как объемное образование: ум не вместит – `о невозможности воспринять, постичь`. Ср. также в ум не вместится кому.

У ума как некоего образования в наивной картине мира, зафиксированной во фразеологии, выделяется поверхность, что подтверждают фразеологические единицы с предлогом на: на уме, брать на ум, взбрести на ум, взойти на ум, вспасть на ум.

По-видимому, предлоги в и на варьируются в зависимости от представления о «глубинности» помещения чего-либо в ум (разум), ср., например: взять в (на) ум (разум) – `воспринять, понять`.

Фразеологизмы обиходного русского языка XVI-XVII вв. неоднородны стилистически и с точки зрения эмоционально-экспрессивной окраски.

Выделяются ФЕ, принадлежащие к народно-поэтической речи: беда неминучая: "Ай, видит цяриця – беда пришла, беда пришла неминуцяя" (Ист песни, 337, XVI в.); белые руки, лицо, тело белое и др. Они могут также употребляться с той или иной оценкой: беленький царек, уничиж. `то же, что белый царь`: «Ой да вот не взять тебе, беленький царек наш Казанский славный городок!» (Ист. песни, 96, XVI в.); бранныелысый бес: "И жена гсдрь ево Фомина после судного дЬла называла меня лысым бЬсомъ и бранила" (МДБП, 52, 1634 г.); книжно-церковныебесскверная жертва - `ритуальный дар, совершаемый без пролития крови`: "Аще о таковыхъ которое чядо Богъ возметъ, въ покаянии и с причястиемъ, то отъ родителю бескверная жертва Богу приносится" (Дм., 28, XVI в.); деловые: во всех место: "А деньги онъ, Дементей, тЂ оброчные платилъ во всЂхъ волостныхъ крестиянъ мЂсто Лодомския волости" (А.Лодом. ц., 170, 1602 г.). Ср. в деловой письменности традиционный экспрессивный эпитет обращавшегося с челобитьем, выражавший смирение и уничижение: бедный и беспомощный и беззаступный: "Милосердый государь… пожалуй нас, бЂдныхъ и безпомощныхъ и беззаступныхъ, не дай намъ быть позорными" (АМГ III, 139, 1660 г.)

Фразеологизмы рассматриваемого периода времени часто полисемантичны. Например: выражение без выбора означает а) `подряд, без отбора` и б) `все, без исключения`; не в волю может употребляться а) когда речь идет о неосуществимом желании и б) в значении `принудительно, не добровольно`; бить по рукам – а) `заключать сделку, обмениваясь рукопожатием`; б) в свадебном обряде. `Соглашение отцов жениха и невесты`; по вестям имеет значение а) `исходя из полученных сведений`; б) `для получения информации, сведений`. Без вести – а) `неизвестно (каким образом, куда, где)`. Следует отметить, что данное предложно-падежное сочетание употребляется с глаголами погубить, пропасть, сойти и бысть, но преимущественное использование именно с глаголом пропасть влечет за собой последующую фразеологизацию именно в этой форме – пропасть без вести. б) `Неожиданно, внезапно`.

Наблюдается синонимия фразеологизмов, например, формулы деловых документов за кого место – в кого место; ненарочным делом и немышленным делом; антонимия: нарочным и ненарочным делом, дело есть до кого-либо и дела нет до кого-либо, по делом и не по делом.

Наблюдения за языковым материалом, разными типами устойчивых словосочетаний в обиходном языке Московской Руси, позволяют описать различные фрагменты языковой картины мира этого периода сквозь призму фразеологии, сделать вывод, во-первых, о богатстве системных связей (синонимии, антонимии, омонимии, полисемии) устойчивых сочетаний, о динамических процессах, затрагивающих этот языковой пласт в рассматриваемый период времени. А, во-вторых, о близости большого количества фразеологических единиц обиходного языка XVI-XVII вв. современному состоянию русского языка: с точки зрения семантики, структурно-грамматических типов, стилистического расслоения.

 

Литература

Волков С.С. Стилевые средства деловой письменности XVII века. На материале челобитных. СПб., 2006.

Ларин Б.А. Инструкция Псковского областного словаря. Л., 1961.

Мокиенко В.М. Славянская фразеология. М., 1989.

 

Список сокращенных наименований источников

А.Лодом. ц. – Акты Лодомской церкви Архангельской епархии. СПб., 1908.

А.Солов. м. – Акты Соловецкого монастыря 1572-1584 гг // Акты социально-экономической истории Севера России конца XV-XVI в. / Сост. И.З.Либерзон. Л., 1990.

АМГ – Акты Московского государства. Т. I-III. СПб., 1890-1901.

АРГ – Акты Русского государства 1505-1526 гг. / Сост. С.Б.Веселовский. М., 1975.

Арх. Пожарских – Das Hausarchiv der Fursten Pozarskij. Documente zur Geschichte russischer Guter 1633-1652. Herausgegeben und kommentiert von Maritta Schmucker-Breloer. Bohlau; Verlag; Koln; Weimar; Wien. 1996.

АФЗХ – Акты феодального землевладения и хозяйства XIV-XVI вв. / Подг. к печати Л.В.Черепнин, А.А.Зимин. Ч. I-III. М., 1951-1961.

АЮБ – Акты, относящиеся до юридического быта древней России / Изд. Археограф. комис.; Под ред. Н.Калачева. Т. 1-3. СПб., 1857-1884.

В-К – Вести-Куранты. 1600-1639, 1642-1644 и 1645-46-1648 гг. Изд. подготовили Н.И.Тарабасова, В.Г.Демьянов и Л.И.Сумкина. / Под ред. С.И.Коткова. М., 1972, 1976 и 1980.

Гр. – Грамотки XVII – начала XVIII в. / Изд. подг. Н.И.Тарабасова, Н.П.Панкратова; Под ред. С.И.Коткова. М., 1969.

Дм. – Домострой / Изд. подг. В.В.Колесов, В.В.Рождественская. СПб., 1994.

ИНРЯ – Котков С.И., Панкратова Н.П. Источники по истории русского народно-разговорного языка XVII-начала XVIII века. М., 1964.

Ист. песни – Исторические песни XIII-XVI веков / Изд. подг. Б.Н.Путилов, Б.М.Добровольский. М.;Л., 1960.

Котошихин – О России в царствование Алексея Михайловича. Совр. соч. Григория Котошихина. Изд. 4. СПб., 1906.

МДБП – Московская деловая и бытовая письменность XVII в. / Изд. подг. С.И.Котков, А.С. Орешников, И.С.Филиппова. М., 1968.

НЗКК – Новгородские записные кабальные книги 100-104 и 111 годов / Под ред. проф. А.И.Яковлева. М.;Л., 1938.

Пов. аз. ратн. сид.– “Поэтическая” повесть об азовском осадном сидении // Воинские повести Древней Руси. М.-Л., 1949.

Пох. Лисовского – Поход А.Лисовского: Документы Разрядного приказа о походе А.Лисовского (осень-зима 1615 г.) // Памятники истории восточной Европы: Источники XV-XVII вв. Т. 1. М.; Варшава, 1995.

ПРП – Памятники русского права. Вып. 1-8. М., 1952-1961.

Разг. Фенне – Tonnies Fenne`s Low German Manual of Spoken Russian. Pskov.1607. Copenhagen, 1970.

СиД - Новомбергский Н. Слово и дело государевы: Процессы до издания Уложения Алексея Михайловича 1649 г. Т.1. // Зап. Моск. археолог. ин-та. Т. 14. М., 1911.

Сим. Посл. – Старинные сборники русских пословиц, поговорок, загадок и проч. XVII-XIX cт. / Собрал П.Симони // Сб. ОРЯС. Т. 66. № 7. СПб., 1899.

Сл. Перм. – Словарь пермских памятников XVI- начала XVIII в. / Сост. Е.Н.Полякова. Вып. 1-6. Пермь, 1993-2001.

Ст. печ. пр. – Первые месяцы царствования Михаила Федоровича (столпцы печатного приказа) / Под ред. Л.М.Сухотина // Чтения ОИДР. 1915. Кн. 4.

Улож. – Уложение, по которому суд и расправа во всяких делах в Российском государстве производятся, сочиненное и напечатанное при владении государя ц. и в.к. Алексея Михайловича. 1649 г. // Памятники русского права. Вып. 6. М., 1959.


 


НОВОСТИ

 

12.03.2017

Институт лингвистических исследований РАН и филологический факультет Санкт-Петербургского государственного университета проводят Международную конференцию «Русский глагол» 15-17 ноября 2017 г. в Санкт-Петербурге

 

11.02.2017

Вышел из печати очередной выпуск Словаря обиходного русского языка Московской Руси XVI-XVII вв. Вып. 7: Зажать - Зельный / Под ред. Е.В. Генераловой, О.В. Васильевой. - СПб.: Наука, 2016. - 303 с.

 

07.02.2017

17 января 2017 г. на филологическом факультете СПбГУ состоялись традиционные Ларинские чтения - 2017 - ежегодное научное заседание, посвящённое памяти профессора Бориса Александровича Ларина. Фоторепортаж...

 

27.01.2017

Институт языкознания РАН и Российский университет дружбы народов проводят совместную конференцию «Жизнь языка в культуре и социуме-6» 26–27 мая 2017 г. в Москве

 

25.01.2017

Общество русистов Болгарии при поддержке Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы (МАПРЯЛ), Представительства "Россотрудничества" в Болгарии (РКИЦ) и Федерации дружбы с народами России и СНГ проводит Юбилейную международную научную конференцию «Русистика – вчера, сегодня, завтра» 29 июня – 2 июля 2017 г. в Софии (Болгария)

 

18.01.2017

Российско-Армянский (Славянский) университет проводит III Международную научно-практическую конференцию «Русский язык на перекрёстке эпох: традиции и инновации в русистике» 26–29 апреля 2017 г. в Ереване (Армения )

 

02.01.2017

Институт языкознания РАН проводит Международную научную конференцию «Понятие веры в разных языках и культурах» 28-30 сентября 2017 г. в Москве

 

29.12.2016

Московский государственный областной университет проводит научную конференцию «Русский язык: история, диалекты, современность» 21 апреля 2017 г. в г. Химки

 

15.12.2016

Лекция – мастер-класс Елены Владимировны Генераловой – доцента кафедры русского языка СПбГУ, главного редактора «Словаря обиходного языка Московской Руси XVI-XVII вв.», зав. Межкафедральным словарным кабинетом им. профессора Б.А. Ларина СПбГУ в Московском государственном областном университете (13.12.2016)

 

11.12.2016

Филологический факультет Гуманитарного института Новгородского гос. ун-та им. Ярослава Мудрого проводит Межвузовскую научную конференцию «Диалектный словарь как лингвистический ресурс (К 25-летию Новгородского областного словаря)» 18-20 мая 2017 г. в Великом Новгороде

 



ВСЕ КОНФЕРЕНЦИИ 2017 г.


АРХИВ НОВОСТЕЙ