Поиск по сайту


О СЛОВАРЕ

 



Сейчас на сайте

 

 

 


 

ВИДЕОЛЕКЦИИ
авторов Словаря

*  *  *

Е.В. ГЕНЕРАЛОВА

Русская историческая лексикография

Этимологические словари русского языка

*  *  *

*  *  *
 

Коллеги и партнеры

 

Институт лингвистических исследований РАН

Фразеологический семинар проф. В.М.Мокиенко

Ruthenia

Санкт-Петербургская издательско-книготорговая фирма ''НАУКА''

 

Е.И.Зиновьева

ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ ОБИХОДНОГО ЯЗЫКА МОСКОВСКОЙ РУСИ XVI-XVII ВЕКОВ, ХАРАКТЕРИЗУЮЩИЕ ЧЕЛОВЕКА

(ЭТНОКУЛЬТУРНЫЙ АСПЕКТ)

Язык и культура: Материалы международной научной конференции, посвященной юбилею доктора филологических наук, профессора Л.В. Савельевой (Петрозаводск, Петрозаводский ГУ, 23–26 октября 2007 года). Петрозаводск: Издательство Петрозаводского ГУ, 2007. С.33–37


Материалом для исследования послужили устойчивые сочетания, отобранные методом сплошной выборки из Словаря обиходного русского языка Московской Руси XVI-XVII веков и частичной – из картотеки данного словаря.

Тематически анализируемые фразеологические единицы (далее – ФЕ) можно разделить на следующие разряды, репрезентирующие основные фрагменты русской языковой картины мира интересующего нас периода времени: это, прежде всего, устойчивые словосочетания, относящиеся к области религии и церкви. Эта группа ФЕ является одной из самых объемных, в ней можно выделить многочисленные подгруппы. Большой разряд ФЕ составляют формулы деловых документов, которые можно классифицировать в зависимости от жанра акта. Отдельный разряд ФЕ составляют термины. Особую группу фразеологизмов составляют единицы, обозначающие обычаи, ритуалы, обряды. Особо фиксировались и получали наименования в виде устойчивых словосочетаний физическое воздействие и нанесение физических увечий. Фразеологизмы закрепляли также наименования видов казней, наказаний и пыток. Отдельную группу составляют фразеологизмы, являющиеся наименованиями хозяйственно-бытовых реалий. Устойчивыми сочетаниями обозначаются географические названия и этнонимы.

Интенсивно пополняющимся разрядом ФЕ в этот период времени являются выражения, дающие характеристику человека с различных точек зрения:

1. ФЕ, характеризующие внешность и физическое состояние, например, мимику: вооружить лицо на бой – о злобной гримасе; возраст: стать (быть) в возрасте – `достигнуть совершеннолетия; стать взрослым`; способность видеть: видеть очами, не видеть ни зги; нахождение в болезненном состоянии: в болезни (болести) лежать, ситуация, когда человек притворялся больным описывалась сочетаниями прикинуться в болезнь и прикинуть к себе болезнь.

2. ФЕ, характеризующие поведение человека.

Единицами, обладающими самым общим значением в этой подгруппе, являются выражения как быть кому, с кем – `поступать, вести себя каким-либо образом` и вдавать себя – `предаваться чему-либо, впадать во что-либо`.

Положительно оцениваемое поведение описывается, например, такими фразеологизмами: за бесчинством не хаживать – `не быть замеченным в нарушении порядка и приличия`; не давать волю очам (рукам) – `вести себя сдержанно, скромно`.

Гораздо большую по объему подгруппу составляют ФЕ, называющие отрицательно оцениваемое поведение: делать бездушеством – `поступать бессовестно, бесчестно`, валяться на кабаках, пить и бражничать – `пьянствовать, кутить`, валяться с женкою, взимати на блуд – `распутничать`, спихнуть на чей-либо ворот – `переложить заботы на кого-либо`, лизать блюдо – `угодничать`, на баснях – `на словах, в противоположность действительным поступкам`, лежать на боку – `бездельничать, отдыхать, прохлаждаться`, виться змеей – `хитрить, изворачиваться`, показать кукиш.

Особо можно выделить характеристику речевого поведения человека.

Здесь, прежде всего, обращают на себя внимание номинации брани, ругани, словесного оскорбления: невежливое слово говорить, бранить и бесчестить, бранить и ругать, бранить всячески, бранить и бесчестить, лаять и бесчестить (всякою неподобною лаею), бранивать матерны, бранить матерны (матерна, матерном), бранить (всякою) неподобною (неподобною матерною, неподобною позорною, скверною) бранью (лаею), бранить всякими (никоторыми) неподобными (позорными) словами (словесами) и др. Но несмотря на такую фразеологическую разработанность, указывающую на актуальность обозначаемого и явно неприемлемого явления, существовал и фразеологизм, выражавший противоположную установку – брань на вороту не виснет – `оскорбления, ругань скоро забудутся`.

Большое значение, судя по количеству ФЕ, придавалось также умению человека держать данную клятву, обещание. Ср., с одной стороны, держать веру – `выполнять данное обещание` и, с другой стороны, наличие ФЕ, фиксирующих нарушение данного слова: вернуть словом – `нарушить данное обещание`, ворочать (слова) назад – `о произнесенных словах, приказе. Отменять сказанное`, воротить словом – `нарушать обещание, уговор`, взад лазить (говорить) – `изменять принятое решение, отказываться от своих слов`, ср. также божиться криво (накриве) – `давать ложную клятву`.

Человек, способный быстро и нескромно отвечать, характеризуется фразеологизмом бойкий на язык, а говорить, объяснять что-либо тем, кто не способен это понять, именуется выражением сыпать бисер перед свиньями. Обе последних ФЕ существуют и в современном русском языке.

3. Межличностные отношения предполагают разделение на своих и чужих: наш брат – `я и мне подобные`: «И чумакъ де Ивашко молылъ такое слово: нынЂ де государь царь на МосквЂ, а и онъ де бывалъ нашъ братъ мужичий сынъ, полно де, нынЂ Богъ его возвысилъ» [СиД 1637: 468]; и ваш брат – `ты и тебе подобные`: «Крестьянин побожится душею крестьянскою и на той правде во веки стоит, а ваш брат, бусорман, побожится верою бусурманскою, а ваша вера бусорманская татарская ровна бешеной собаке, – и потому вашему брату, бусорману, собаке, и верить нельзя!» [Пов. аз. ратн. сид. 1642:70].

О лице, равном в каком-либо отношении кому-либо говорилось в (ту) версту, ср. также с собой верстать кого-либо.

Отношения между людьми, отвечающие требованиям христианской морали обозначались как братская милость (любовь), фразеологизм ять, имать веру имел значение `верить (поверить), доверять кому-либо, чему-либо`, выражение водить хлеб и соль с кем-либо обозначало `поддерживать дружеские отношения`, а есть (кушать) с (одного) блюда говорилось о непринужденных, дружеских отношениях. Этикетные ФЕ, обозначающие получение поддержки, помощи от кого-либо, имеют яркую образную основу, метафорически переосмыслены: (дать) свет видеть кому кем, чем – а) `помочь кому-либо, поддержать кого-либо в тяжелом положении; получить помощь, поддержку от кого-либо`; б) `возвратить кого-либо к обычной жизни; избавить от мучений, страданий; вернуться с помощью кого-либо к обычной жизни`.

Отношения между людьми могли быть и не гармоничными, что обозначали ФЕ браниться меж себя (собою), выбить (выслать, высылать) вон – `прогнать, принудить уйти откуда-либо`, вменять в прах – `лишать всего (имения, заслуг).

До наших дней сохранилось значение такой фразеологической единицы, как в рот глядеть кому-либо – `подобострастно слушать кого-либо, заискивать перед кем-либо`.

Ситуация займа денег обозначалась следующими фразеологизмами: верить в долг кому, брать в долг и занять на перехватку: «Занел гсдрь у меня тот ФедосЂи на перехватку полтину днгъ не на великое время а занявъ и не заплатя мнЂ тЂх днгъ с Москвы сьЂхал» [Арх. Пожарских 1645: 221].

4. Эмоциональное состояние человека обозначалось большим количеством фразеологизмов.

Интересно, что как орган, отвечающий за эмоции, в наивной языковой картине мира концептуализируются равным образом сердце и разум. С одной стороны, человек может поступить каким-либо образом импульсивно, под влиянием нахлынувших эмоций: с сердца (сказывать, обесчестить), в сердцах (молвить, затеять), например: «А своего дядю обезчестилъ я, х.т., съ пьянства и съ сердца, простымъ обычаемъ, и взвелъ на себя и на него, Василья, твое государево слово» [СиД 1649: 547]. С другой стороны, возмутить разум означает `нарушить душевное спокойствие`. Понять, постигнуть что-либо также можно с помощью сердца, и здесь уже сердце выступает в роли разума: взыти на сердце – `быть воспринимаемым, постигнутым (о мысли, намерении), вложить в сердце – `внушить`.

Чувство метафорически уподобляется огню: возгорелся (-лась) огонь (искра огня) – `быть охваченным каким-либо сильным чувством`.

Веселиться и радоваться означало `иметь приподнятое, радостное настроение`, состояния же гнева, злости, досады передавались такими сочетаниями, как за беду стало кому – `кто-либо раздосадован, разозлен`, воздвигнуть бурю на кого-либо – `рассердиться, подвергнуть преследованию`; держать (подержать) гнев на кого – `гневаться, сердиться`, положить (возложить) гнев на кого-либо – `разгневаться, рассердиться`; приводить (воздвигать, воздвигнуть, навести) (на) гнев – `вызывать (вызвать) чувство гнева`. Состояние гнетущей тоски описывалось фразеологизмами не мочь на свет глядеть и не мощно на свет глядеть.

Образный фразеологизм брюхо болит имел значение `испытывать искушение, соблазн`: «ГдЂ плохо лЂжитъ тут брюхо болитъ» [Сим. Послов. XVII в.: 93].

5. Большое количество ФЕ, заслуживающих отдельного рассмотрения, обозначает интеллектуальную деятельность человека.

Наблюдения за разными типами устойчивых словосочетаний в обиходном языке Московской Руси позволяют описать различные фрагменты картины мира этого периода в этнокультурном аспекте сквозь призму фразеологии.

Список источников

Арх. Пожарских – Das Hausarchiv der Fursten Pozarskij. Documente zur Geschichte russischer Guter 1633-1652. Herausgegeben und kommentiert von Maritta Schmucker-Breloer. Bohlau; Verlag; Koln; Weimar; Wien. 1996.

Пов. аз. ратн. сид.– “Поэтическая” повесть об азовском осадном сидении // Воинские повести Древней Руси. М.-Л., 1949.

СиД - Новомбергский Н. Слово и дело государевы: Процессы до издания Уложения Алексея Михайловича 1649 г. Т.1. // Зап. Моск. археолог. ин-та. Т. 14. М., 1911.

Сим. Посл. – Старинные сборники русских пословиц, поговорок, загадок и проч. XVII-XIX cт. / Собрал П.Симони // Сб. ОРЯС. Т. 66. № 7. СПб., 1899.