Поиск по сайту


О СЛОВАРЕ

 



Сейчас на сайте

 

 

 


 

ВИДЕОЛЕКЦИИ
авторов Словаря

*  *  *

Е.В. ГЕНЕРАЛОВА

Русская историческая лексикография

Этимологические словари русского языка

*  *  *

*  *  *
 

Коллеги и партнеры

 

Институт лингвистических исследований РАН

Фразеологический семинар проф. В.М.Мокиенко

Ruthenia

Санкт-Петербургская издательско-книготорговая фирма ''НАУКА''

 

 

Е.И.Зиновьева

КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ УМА ВО ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦАХ ОБИХОДНОГО ЯЗЫКА МОСКОВСКОЙ РУСИ

В.А.Богородицкий: научное наследие и современное языковедение: труды и материалы Международной научной конференции (Казань, 4-7 мая 2007 года) / Казан. гос. ун-т; Ин-т языкознания РАН; Ин-т лингвист. исслед. РАН; под общ. ред. К.Р.Галиуллина, Г.А.Николаева.– Казань: Казан. гос. ун-т им. В.И.Ульянова-Ленина, 2007.– Т.1.- C.135-137

Среди фразеологических единиц, описывающих интеллектуальное состояние человека, в текстах памятников, отражающих обиходный русский язык XVI-XVII вв., особенно частотны устойчивые сочетания, деловые формулы и паремии с компонентами ум и разум. Анализ семантики и функционирования этих единиц позволяет выделить основные концептуальные признаки, актуализирующиеся в контекстах употребления. Ум (и его синоним разум) в наивной языковой картине мира этого времени (в ее фразеологическом преломлении) предстает, прежде всего, как нечто, в норме находящееся в голове человека, представляющее главное содержание, определяющее интеллектуальную деятельность и поведение: «Царствуетъ умъ головою» [Сим. Посл., 154, XVII в.]. Ср. фиксацию отклонения от нормативного положения вещей в паремии: «Без уса борода без ума голова» [там же, 79]. Поэтому очень важно, совершил ли человек что-либо «в присутствии» или «отсутствии» ума. Неосознанность поведения, поступков оправдываются состоянием, при котором человек подвергается временной «потере» ума, становится невменяемым, что описывается такими единицами, как без ума стать и вне ума. Аномальное состояние рассудка может быть вызвано болезнью или подавленным душевным состоянием и характеризуется фразеологическими единицами забыться в уме, (быть) в забытье ума и в забвении ума. Ум (разум) в языковом сознании имеет четкую локализацию, этим объясняется, что отклонение от нормы описывается фразеологизмами с глаголами движения и соответствующими отглагольными существительными: сбрести с ума, отбыть ума, отступление ума, отход от разума. Ср. антонимичное по значению выражение, означающее возвращение в нормальное интеллектуальное состояние, – прийти в разум. Главными «нормативными» свойствами ума / разума являются его целостность и то, что он «свой». Наличие целостности ума усугубляет вину человека при совершенном проступке – сделать что-либо в целом уме, и, наоборот, оправдываясь, человек ссылается на нарушение целостности разума: сделать что-либо не целым разумом. Разрушение «нормальной» целостной организации ума характеризуется выражением в уме порушиться. Отклонение от нормы фиксируется также такими выражениями, как не в своем уме и не своим разумом. Эти два отмеченные выше главные нормативные свойства ума зафиксированы в обязательной формуле духовных грамот – писать своим целым умом и разумом. Ср. позднейшую юридическую формулу – в здравом уме и твердой памяти, применявшуюся при составлении завещаний. Из нормального интеллектуального состояния человек может выйти не по своей воле, подобная ситуация обозначается фразеологизмом из (с) ума выводить – `доводить до состояния, когда человек лишается способности обдумывать свои поступки и отвечать за них; становится глупым`. Во фразеологических единицах рассматриваемого периода времени особо отмечается такая причина отклонения от нормативного интеллектуального состояния человека, как опьянение, например, в актах «Слова и дела государева» часто употребляется выражение выпиться из ума (вне ума). В связи с этим для установления вины человека важно было определить, в трезвом состоянии он совершил преступление (сказал «слово государево») или нет (состояние опьянения служило смягчающим обстоятельством), что, видимо, способствовало возникновению фразеологизма, образованного по продуктивной для того времени модели: делать что-либо + творительный падеж имени – пьяным (трезвым) умом (говорить). В языковом сознании ум – это нечто, подвергающееся количественному измерению, см., например, в паремиях: «За скудость ума таскат будетъ сума» [Сим. Посл., 106, XVII в.]; «За скудость разума полатъ лишаются» [там же, 105]; «Борода что ворота а ума с малой приколиток» [там же, 79]; «Данило с матавило а ума ни с шило» [там же, 95]. В зеркале фразеологии ум предстает как объемное образование: ум не вместит – `о невозможности воспринять, постичь`. У ума как некоего образования в наивной картине мира, зафиксированной во фразеологии, выделяется поверхность, что подтверждают фразеологические единицы с предлогом на: на уме, брать на ум, взбрести на ум, взойти на ум, вспасть на ум. По-видимому, предлоги в и на варьируются в зависимости от представления о «глубинности» помещения чего-либо в ум (разум), ср., например: взять в (на) ум (разум) – `воспринять, понять`. Образ фразеологизмов с предлогами создается пространственной метафорой, уподобляющей ум пространству, в котором располагаются мысли [БФСРЯ, 436]. Ум – это то, что невозможно приобрести извне: «Фома не купитъ ума» [Сим. Посл., 148, XVII в.]; «Х коже ума не пришить гвоздемъ ево не прибить» [там же, 148]. В пословицах подчеркиваются гендерные различия мужского и женского ума: «Женские умы что татарские сумы» [Сим. Посл., 103, XVII в.]; при этом наличествует противопоставление ума и разума, эти существительные в данном случае уже не выступают как синонимичные, а вступают в отношения антонимии: «Мужа чтят за разумъ а жену по уму» [там же, 122]. При этом, как представляется, ум рассматривается как врожденное свойство, а разум определяет логику поведения, рассудительность. Таким образом, во фразеологическом фрагменте языковой картины мира XVI-XVII вв. ум концептуализируется как некое образование, обладающее объемом, имеющее поверхность, локализующееся в голове человека, подвергающееся количественному измерению. Главные свойства ума, присущие ему в нормативном состоянии, – это целостность и то, что он «свой», т.е. индивидуальность. Образы рассмотренных фразеологических единиц соотносятся с антропным кодом культуры (благодаря таким компонентам, как вспасть, взойти, взбрести, сбрести, отбыть и под.), основной компонент ум (разум) – с соматическим, телесным, а в сочетании с предлогами в и на – с пространственным кодом культуры.

Литература

БФСРЯ – Большой фразеологический словарь русского языка. Значение. Употребление. Культурологический комментарий / отв. ред. В.Н.Телия.– М., 2006.

СиД – Новомбергский Н. Слово и дело государевы: Процессы до издания Уложения Алексея Михайловича 1649 г. Т.1 / Н.Новомбергский // Зап. Моск. археолог. ин-та.– Т.14. М., 1911.

Сим. Посл.– Старинные сборники русских пословиц, поговорок, загадок и проч. XVII-XIX cт. / собрал П.Симони // Сборник ОРЯС.– Т.66.– №7.– СПб., 1899.