Поиск по сайту


О СЛОВАРЕ

 



Сейчас на сайте

 

 

 


 

ВИДЕОЛЕКЦИИ
авторов Словаря

*  *  *

Е.В. ГЕНЕРАЛОВА

Русская историческая лексикография

Этимологические словари русского языка

*  *  *

*  *  *
 

Коллеги и партнеры

 

Институт лингвистических исследований РАН

Фразеологический семинар проф. В.М.Мокиенко

Ruthenia

Санкт-Петербургская издательско-книготорговая фирма ''НАУКА''

 

 

Б. А. Ларин

ИЗ ИСТОРИИ СЛОВ (лютый зверь, семья, кавардак)

(Современный русский язык: Лексикология. Фразеология. Лексикография: Хрестоматия и учебные задания. СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2002. С. 259-263)

 

С историей народа, его воззрений, моральных оценок, социального уклада, быта и культурных достижений непосредственно и широко связан словарный состав языка. Это положение покоится на давнишнем и бога­том опыте языковедов, работающих над областными словарями, над фразеологией и идиоматикой народной речи, над историей слова.

Изменчивость, текучесть словарного состава также давно показана и в исторических словарях, и в работах филологов над древними памят­никами письменности и литературы.

Конкретный анализ исторического изменения значений слов и словосоче­таний, истории обогащений и утрат словаря русского и других языков стано­вится теперь еще более увлекательным и важным делом лексиколога. <...>

Слово семья переносит нас в область понятий социального уклада. Оно имело сложнейшую историю употребления. Значение его сильно менялось, никогда не было узким и простым. Оно продолжает свою историю и в наши дни.

Слово кавардак появляется в русском языке гораздо позже, чем семья. <-..> Взамен конкретного значения оно приобретает более абстрактное через метафорическое употребление. В этом некоторое своеобразие его истории по сравнению с другими, но самая схема истории значения этого слова довольно типична для многих слов, как это будет видно из последу­ющих очерков. <...>

 

2. Семья

В старославянском языке слово сЂмия употреблялось с собирательным значением 'рабы, челядь'. От него было произведено сингулятивное сЂминъ — 'раб'.

В литовском есть соответствующее слово seimyna, диал. seima (в Ли­товском словаре А. Юшкевича, т. 1, с. 374), значит 'семья, родня, челядь'. В латышском saime — 'челядь, большая семья'.

В южных и западнославянских языках это слово теперь не употребля­ется. В польском следы его лишь в именах: Siemirad, Siemowit, Siemomysl.

В древнерусском языке широко отражалась до конца XIV в. старосла­вянская традиция (значение 'рабы, челядь'), но наряду с нею с XII в. засви­детельствовано и второе, собственно русское значение 'семейство, родствен­ники'. Близость этого старого русского значения к указанным выше значениям латышского saime и литовского seima, seimyna позволяет считать древнейшим, какое мы можем проследить:''большая семья, задруга'. Это наследие дофеодальной, родо-племенной эпохи. Резкое изменение значения после внедрения феодализма показывают старославянские тексты (и по­зднейшие русские отражения их): теперь уже не 'коллектив родни', а 'че­лядь, слуги, рабы' обозначаются этим словом. Однако более старое значе­ние не отмирает; именно в русском языке оно претерпевает не столь резкий семантический сдвиг, как в старославянском: будучи перенесено на новую социалыгую формацию, на малую семью, это древнее значение сохра­нилось и поныне в русском литературном языке и большинстве диалектов.

Однако в истории слова семья был еще один, специфически русский этап. Древнерусские тексты XVI-XVII вв. дают материал, свидетельству­ющий, что слово семья имело наиболее сложную семантическую структу­ру именно в этот период.

I. Ближе всего старославянскому, но не тождественное, а в сущности более древнее значение мы видим в таких текстах: 1) 1660 г.: «Взяли его Стеньку въ полонъ татаровя съ женою и съ дЂтьми и со своею семьею, а взято у него изъ одного дому въ полонъ 10 человЂкъ»; 2) 1585— 1589 гг.: «Купили три пуды соли вь вотчину на семью на домашнюю и для прибыльныхъ дЂловых наемных людей ко жниву и къ сЂнокосу» (т.е. в том числе и для наемных людей). Здесь семья значит 'хозяйственный коллек­тив из лиц родственных и неродственных'.

От этого общего значения путем метафорического употребления диф­ференцируются два специальных — одно в обиходе делового языка, дру­гое в интимно-семейном и дружеском стиле.

II. 1) В Судебнике царя Федора Ивановича 1589 г. читаем: «И в обыс­ках многие люди лжут семьями и заговоры великими».

2) Уложение царя Алексея Михайловича 1649 г., л. 135: «И того бы смотрели и берегли накрЂпко, чтобы обысканные люди семьями стакався въ обыскЂхъ не лгали». <..;>

4) [Пам. диплом, сношений., 1516 г.]: «Да учали мне говорити: нынЂча есмя дЂлали дЂло государя великого князя всЂ трое нас заодин, что был го­сударю нашему великому князю не слуга Абды-Рахман, был он не семья»

Если первая цитата не дает ясного указания, что тут слова семья заговор являются синонимами, т.е. обозначают 'единомышленники, сго­ворившиеся и действующие заодно', то последняя цитата бросает яркий свет на все предыдущие.

Такое специфическое употребление слова семья в языке приказных дья­ков и подьячих (московской бюрократии) продержалось лишь до второй половины XVII в., судя по имеющимся у нас материалам.

III. Ряд текстов не оставляет сомнений, что примерно в то же самое время слово семья в разговорной речи средних (а потом и высших) сосло­вий приобретает новое переносное значение, заслоняющее принад­лежность его к словообразовательному типу имен собирательных, — оно употребляется как синоним слова жена.

1)  «Дал вкладу ... Клементий Еутропьевъ сынъ Тропина за себя да за дЂтей своихъ — за сына за Матфея да за Исайю да за Ивана да за семью свою Матрену да за дочерь за Олену за здравье поминати ... полчетвер-татцать рублевъ».

2)  «Андреевская семья Петровича Клешнина Ирина Андреевна...».

3)  «Былъ государевъ бояринъ ... въ монастыре похоронять семьи своей Агрипены».

4)  «Я дожидаюсь твою семью, жену». <...>

Это значение нашего слова известно еще и теперь кое-где в говорах Верхнего Поволжья, кое-где на Дону. Сохранилось оно и в фольклоре. <...>

Современное основное значение слова семья отличается от средневе­кового тем, что отсутствует противопоставление: сам, муж, хозяин ~ се­мья (ему подвластная, его владение). Наша семья значит — 'оба родителя и дети' (а иногда и близкие, вместе живущие родственники).

У феодала семья состояла из дворни (слуг, рабов), кабальных и заклад­ных людей и кое-каких приживальщиков, дальней родни.

Семья крестьянина состояла только из жены и детей, да иногда ста­риков, но на старом понятии крестьянина о семье и правах над нею от­разились воззрения феодала. Наше употребление этого слова ближе свя­зано именно с крестьянским или посадским, а не с феодальным его применением.

Снова отмечу, что обобщенное значение или применение в обобщенном смысле проходит через всю историю слова с древнейшей поры и доныне как самое стойкое, при всех конкретизациях, притом оно существует с ними параллельно.

 

3. Кавардак

История слова кавардак гораздо более короткая, близкая, но тем не ме­нее сложная в перипетиях семасиологического развития и потому особен­но любопытная.

Это слово с эпохи татарского ига изустным путем начало проникать в народные говоры. В деловом приказном языке оно прослеживается только с конца XVI в., в XVIII в. почти не употребляется, а в XIX-XX вв. широко известно в крестьянских диалектах; со второй половины XIX в. довольно часто встречается в художественной литературе, но в особом от народно­го значении.

По мнению акад. Корша, оно заимствовано из киргизского куурдак — 'мелко искрошенная и изжаренная в прокипяченном масле баранина'. Древнее значение этого слова сохранено в нерчинских говорах — 'жаркое из печени и сердца барана, мелко искрошенных, одетое брюшинной ру­башкой того же барана'. Вариант этого исходного значения слова сохра­нился в говоре уральских казаков: «вяленые кусочки красной рыбы. Те­перь кавардаков совсем уже не делают».

Богатый материал по двоякому применению этого слова в XVII в. дают дела Приказа тайных дел, кн. 1:

1) «Велено наготовить ... на стрелецкие кормки ковардаку ветчинно­го» <...>

4) «Прислано ... ковардаку рыбья з жиром, белужья пластинчатого 13 вЂдръ, сомовья пластинчатого 11 вЂдръ» <...>

Ранее ковардакь астраханской упоминается в Столовой книге патри­арха Филарета Никитича. В Кладовой росписи боярина Б.И. Морозова читаем; «... взято съ Москвы съ Борисомъ Ивановичемъ столовыхъ обиходовъ ... кадка икры паюсной, кадка икры луконныя, кадка кавардаку, галенокъ лимоновъ...».

От степняков мы переняли способы консервирования мяса и рыбы для дальних походов провяливанием и заливкой жиром. Доведя это из­готовление кавардака до высокого совершенства, придворные и бояр­ские повара превратили этот вид походной пищи в лакомство, которым царь угощает и одаряет в знак особой милости, а бояре, отъезжая в свои поместья, не забывают захватить с собой кавардаку наряду с лимона­ми и паюсной икрой. Но когда это блюдо указано было готовить для казенной «кормки» низшего войскового состава, оно быстро утратило все свои достоинства. Можно представить себе, каким кавардаком ста­ли кормить солдат подрядчики-казнокрады, если прочитать историю этой реалии в народном предании, в показаниях крестьянских говоров XIX в. [Опыт]:

1) «Жидкое кушанье дурно приготовленное» (москов., симбирск., тамбов.).

2) «Кушанье из различных припасов (из щей, сухарей, луку и проч.)». <...> Понятно, что это слово, своего рода обвинительный документ против администрации, — не попало в словари Академии Российской; нет его и в «Лексиконе треязычном» 1704 г., нет и в Словаре Ив. Гейма. К тому же его реалия, кушанье — вышло из обихода высших классов.

Жуковский еще мог употребить это слово в старинном значении — как яркий штрих в шутливой пародии на ироическую поэму, с туманным на­меком на новое значение:

Меж тем собирался
Тихо на береге Карповки (славной реки, где водятся карпы,
Где, по преданию, Карп богатырь кавардак по субботам
Ел, отдыхая от славы), на береге Карповки славной
В семь часов ввечеру Арзамас двадесятый.
            (Протокол 20-го Арзамасского заседания (1817 г.).

Но скоро это слово войдет в литературный язык как ходовая заглохшая метафора:

«А тогда и прочие начнут выдумывать, и выйдет у нас смятение, т.е. кавардак» [Салтыков-Щедрин. Помпадуры и помпадурши]; «Иначе он, зная все старые глупости, может наделать чорт знает какого кавардаку, так как он способен удивить свет своею подлостью» [Лесков. Соборяне]. <...>

Самым критическим моментом в истории слова кавардак был переход от предметного значения к абстрактному. И здесь недостаточно было об­щей закономерности метафорического применения, так как уже появле­ние названия постный кавардак было обусловлено метафорой (по сход­ству способов приготовления). Только резкое усиление эмоциональной окраски (вследствие изменения самой реалии) создало предпосылку для того особого вида метафоры — по эмоционально-оценочному ореолу значения, который позволил применять это слово к вызываю­щим неодобрение явлениям общественной жизни. Закономерной в этом семантическом скачке является утрата предметного, конкретного значения еще в силу того, что из узкой среды, из солдатского языкового обихода, в котором оно имело конкретное значение, слово перешло в общий язык буржуазного общества, где сохранен только эмоциональный тон его и рас­плывчатый контур значения: «мешанина... и прескверная». Такие заимство­вания из аргоидных разговорных диалектов обычно не бывают долговеч­ными в общем литературном языке.

Впервые опубликовано в 1951 г.


 


НОВОСТИ

 

02.01.2017

Институт языкознания РАН проводит Международную научную конференцию «Понятие веры в разных языках и культурах» 28-30 сентября 2017 г. в Москве

 

29.12.2016

Московский государственный областной университет проводит научную конференцию «Русский язык: история, диалекты, современность» 21 апреля 2017 г. в г. Химки

 

19.12.2016

Ларинские чтения 2017 года.
Ежегодное научное заседание, посвящённое памяти проф. Бориса Александровича Ларина, состоится 17 января 2017 г. в Санкт-Петербургском государственном университете

 

15.12.2016

Лекция – мастер-класс Елены Владимировны Генераловой – доцента кафедры русского языка СПбГУ, главного редактора «Словаря обиходного языка Московской Руси XVI-XVII вв.», зав. Межкафедральным словарным кабинетом им. профессора Б.А. Ларина СПбГУ в Московском государственном областном университете (13.12.2016)

 

11.12.2016

Филологический факультет Гуманитарного института Новгородского гос. ун-та им. Ярослава Мудрого проводит Межвузовскую научную конференцию «Диалектный словарь как лингвистический ресурс (К 25-летию Новгородского областного словаря)» 18-20 мая 2017 г. в Великом Новгороде

 

01.12.2016

Санкт-Петербургский государственный университет проводит XLVI Международную филологическую конференцию 13-22 марта 2017 г. в Санкт-Петербурге

 

14.11.2016

Гродненский государственный университет имени Янки Купалы проводит XIII Международную научную конференцию «Современные проблемы лексикографии. Lex 2017» 25–28 октября 2017 г. в г. Гродно (Беларусь)

 

05.11.2016

Институт богемистики и библиотековедения Философско-естественнонаучного факультета Силезийского университета в г. Опава (Чехия) проводит конференцию "Диалектология и геолингвистика в современной Средней Европе" 4-6 апреля 2017 г.

 

01.11.2016

Санкт-Петербургский государственный университет промышленных технологий и дизайна проводит XXII международную научно-методическую конференцию «Современные тенденции изучения и преподавания русского языка и литературы» 3 февраля 2017 г. в Санкт-Петербурге

 



ВСЕ КОНФЕРЕНЦИИ 2017 г.


АРХИВ НОВОСТЕЙ