Поиск по сайту


О СЛОВАРЕ

 



Сейчас на сайте

 

 

 


 

ВИДЕОЛЕКЦИИ
авторов Словаря

*  *  *

Е.В. ГЕНЕРАЛОВА

Русская историческая лексикография

Этимологические словари русского языка

*  *  *

*  *  *
 

Коллеги и партнеры

 

Институт лингвистических исследований РАН

Санкт-Петербургская издательско-книготорговая фирма ''НАУКА''

Фразеологический семинар проф. В.М.Мокиенко

Ruthenia

 

 

 

Б.А. Ларин

ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКИЕ ЭЛЕМЕНТЫ РУССКОГО ВОРОВСКОГО АРГО

(Язык и литература. - Т. VII. - Л., 1931. - С. 113-130)

1

1. Все известные нам условные языка (арго) существуют теперь в тесной связи с общими, национальными языками, как наслойки, как вторичные производные речевые системы. Исходя из этого некоторые исследователя называют их паразитарными образованиями. Для современного положения вещей это верно. Условные языки имеют обычно ту же фонетическую систему, ту же морфологию и синтаксис, в значительной мере ту же лексику (все неизменяемые слова и ряд изменяемых), что и общий язык. Своеобразны в арго лишь некоторые категории словообразования, часть словаря и семантика; в значениях слов и в словоупотреблении арго всего более расходятся с общим языком. Сравнительное и историческое исследование этих дифференциальных элементов арготической лексики позволяет раскрыть еще более широкую связь арго с национальным языком, так как в ней обнаруживаются многочисленные диалектизмы и архаизмы. Но в конце концов выделяется значительный остаток слов, никак не объясняющихся на основе общего языка данной территории.

2. В недалеком прошлом (XVIII - XIX вв.) языковой базой арго было "просторечье" (bas langage), общий язык эксплуатируемых классов городского населения. И сейчас еще связь большинства арго с литературным языком своей страны довольно слаба. А раньше разнообразные арго примыкали к областным диалектам (областным "койнэ"). Судя по очень скудным сохранявшимся данным, можно думать, что на заре своей исторической традиции (XIII - XV вв.) европейские арго имели наибольшую автономность и разнообразие.

Самым старым и более всего исторически известным среди арго является везде воровской. Хотя надо оговориться, что лишь в новое время начинают отчетливо различаться жаргоны основной социальной триады арготирующих: воров, нищих и мелких бродячих торговцев. Для раннего средневековья этого различия установить нельзя. Там господствует еще не столько социальная, сколько территориальная дифференциация арго (что и вообще характерно для языкового расслоения феодальной эпохи).

Исторической документацией богаты немецкий и французский воровской арго. Первые следы их относятся к XIII в. [1] , т. е. к эпохе Феодализма.

Деклассированные в феодальной Европе составляли довольно сплоченную касту, слагающуюся из бродячих и оседлых общин, артелей, "банд". У них были свои центры "международного общения", напр., Прованс на Западе, как это показал Л. Сэнэан [2] , а в Восточной Европе - Галиция, Южное Поднепровье и Поволжье, как можно предположить на основании изучения русской арготической ксенологии [3] .

3. Ясно, что сейчас арго - лишь культурный пережиток, что на протяжении своей изученной истории европейские арго много менялись, что нельзя строить ни определения, ни общей теории арго на основе изучения лишь современных жаргонов (читатель уже заметил, что я употребляю термины "арго" и "жаргон" как синонимы). Очевидно также, что в исторической перспективе языковая база арго все расширялась и что теперь арго постепенно растворяются в общих национальных языках, содействуя их интернационализации, так как в арго значительны разноязычные примеси.

4. Уже бродячая жизнь носителей арго в феодальную эпоху, а затем переменный (подвижной и разнонациональный) состав городского населения при капитализме - заставляют предположить широкий международный языковой обмен в арго. Но есть и другая, вполне имманентная причина "разноязычности" состава арготической лексики: почти все арго, по крайней мере в прошлом, были тайными языками, средством социальной самозащиты и противопоставления. Гонимые "деклассированные" имели настоятельную нужду опознавать "своих" и скрывать свою коммуникацию от "чуждых", от социальных врагов. Для этого можно было либо деформировать элементы общего языка, либо употреблять неизвестные в данной стране слова из другого языка. Оттого ли, что легче брать готовое, чем изобретать новое, или по другим причинам - в старых арго почти неизвестна деформация слов общего языка. Вероятно потому, что были в конце средневековья "деклассированные" нации в Европе, - старый немецкий воровской арго насыщен наиболее экзотическими заимствованиями: древнееврейскими и цыганскими. Вопрос о древности этих же компонентов во французском арго надо считать пока открытым [4] .

В русском арго мы находим несколько меньше гебраизмов и значительно больше цыганизмов, чем в старом и особенно современном немецком воровском жаргоне.

Поражает нас при этом тождественность многих экзотических заимствований (см. ниже), и нам трудно отказаться от предположения об очень древних связях этих разнотерриториальных арго.

5. Если связи была, то прежде всего мы должны обнаружить общие элементы, двусторонние заимствования - в арго соседних стран или ближайших стран. В русском арго мы могли бы ожидать элементов финских, турецких, новогреческих, румынских, польских, балтийских, а во вторую очередь немецких (и французских) и (из Сибири) монгольских, палеоазиатских. Из всех перечисленных пока совсем не обнаружены только два последних компонента (специалистов по этим языкам еще не удалось привлечь к такой работе), но среди перечисленных большой удельный вес имеют только турецкие (гл. обр. в маклацком), новогреческие (преимущественно в офенском и нищенском), польские и немецкие заимствования (в воровском арго).

Из угро-финских языков получили объяснение пока только три слова: проф. Д. В. Бубрих сопоставляет чакмо 'молчи' (в арго валяльщиков, т. наз. антюхи) с мордовским чатмок, чатьмек; вор. коньки 'сапоги' с фин. konka 'башмак'; вор., офен. ловак 'лошадь' с венгер. lo (основа lova) 'лошадь'.

Румынские и балтийские элементы также незначительны. К установлению польских, немецких и французских влияний в русском воровском арго мы и переходим.

6. При каких условиях и в каком смысле можно говорить о заимствованиях?

Простейший случай: в русск. вор. арго зухер 'сыщик'. Слово это имеет соответствие в нем. Sucher 'искатель, ищейка'. В русском арго это слово изолировано и неразложимо, - в немецком языке оно морфологизуется Such-er и имеет большую семью (suchen, be-suchen, Sucht, suchtig и т. д.). Это дает основание определить направление перехода, распространения данного слова, - оно взято из немецкого. В нашем арго слово приобрело более конкретное значение. Этого слова нет в немецком воровском жаргоне, так как там оно не могло бы нести такой конспиративной функции, как у нас, на фоне русского языка, в среде незнающих немецкого языка. Социально-лингвистические условия перехода этого слова ясны [5] .

Более трудный случай: русск. вор. галах 'босяк' имеет соответствие в немецком современном воровском арго gallach 'поп, священник, проповедник' (Kluge, Rotwelsch, 320, 397 и др.). Совпадает только знак слова, значения расходятся. Ни в русском, ни в немецком, слова эти не разложимы и не сводимы. Гебраист находит источник этого слова в древнееврейском [6] , оно значит там 'бритый', оно там ясно морфологизуется. Первая трудность - в расхождении значений. Историко-сравнительное разыскание ее устраняет. Полная коллекция исторических материалов по Rotwelsch'y позволяет проследить это слово шаг за шагом от современности до XV в. Впервые в Basler Betrugnisse der Gyler 1450 г. встречаем следующее описание die Galatten (перевожу текст из Kluge, Rw. s. 14): "Есть еще некоторые среди них, что учились немного, но не были посвящены, однако утверждают, что они священники, и выбривают себе тонзуру, как священники, и бродят туда и сюда по стране, говоря, что они возвращаются из Рима домой, а то и еще откуда-нибудь, и будто бы их ограбили. Ходят они с книгой в руках, словно бы они молятся в положенное время, а когда им подают милостыню, то они обещают прочитать евангелие Иоанна или другую молитву, и так обманывают людей. Эти называются галатами". Фонетическое несовпадение (т на конце вм. х) объясняется здесь недослышкой, неточностью почтенного автора, этой книги. Неточность эта (подсказанная, вероятно, более знакомым библейским названием) держится некоторое время в немецких источниках (напр. в Chronik des Matthias von Kemnat 1475 г.). Но уже в Liber Vagatorum 1510 г. (замечательном и ценнейшем источнике) читаем: "ein Galch" [7] . Дальше встречаем Galch, Galle (Kl. Rw., s. 54, 76, 92, 115, 136) и, наконец, начиная с Basler Glossar 1733 г. - galach (Kl., s. 200, 228, 254, 320, 397): Старонемецкие источники вполне объясняют переход значения от 'бритый' к 'священник' и вместе с тем дают указание, что в более старом немецком воровском арго это слово обозначало категорию бродяг, откуда только и могло возникнуть особое значение слова галах в русском арго 'босяк'. Для окончательного удовлетворения лингвистов я приведу еще и семантическую параллель из старо ранцузского арго: ras (et rasi) - pretre, c'est-a-dire rase, son visage etant ras... cf. anc. fr. rasure - tonsure (L. Sainean. L'Argot ancien, p. 78). Вне всяких сомнений, носящих тонзуру католических священников в средние века арготирующие называли "бритыми". В виду прозрачности этого эпитета он был "закрыт" древнееврейским словом. Семантическое затруднение, таким образом, устранено, ближайший источник русского арготизма найден.

Вторая трудность этого случая в определении направления заимствования. Слово могло бы быть заимствовано в оба арго самостоятельно от евреев и в Германии, и в России. Это объяснение исключено, так как нельзя вывести значение русского арготизма - 'босяк' из 'бритый' [8] . Слово могло бы быть заимствовано из русского арго в немецкий, как попали туда, например, следующие русские слова: Kalatschen - ein Kuchen; Dotsch - Weibesscham; Lulke - Tabakspfeife; Loschke (и Loschkes) - Loffel и др. (Kl. Rw. 229, 329, 403). Это объяснение исключено из-за несводимости значения 'священник' - к 'босяк', а также и в салу прежде сказанного против самостоятельного перехода слова гaлах из еврейского в русский арго.

Остается третье объяснение: слово галах попало из еврейского в старонемецкий арго, из старого немецкого арго в русский [9] . Для этого есть все основания реального, исторического и семантического порядка. Это заимствование можно датировать XV - XVI вв., так как только в это время данное слово в немецком воровском арго имеет значение "бродяга, прикидывающийся священником", откуда понятно и русское "босяк". Позже - Gallach = Pfaff, Priester, Pfarrer.

Третий и наиболее трудный случай, когда в двух языках слово оказывается несводимым, и мы не имеем объяснения его ни в каком третьем языке; тогда почти невозможно говорить не только о направления заимствования, но даже и о факте заимствования.

Наконец, четвертая категория - небесспорные заимствования, при неполном совпадении знаков-слов или необъясненном расхождении значений того же, повидимому, слова в двух языках.

Примеров этих последних категорий много в любой работе о заимствованиях. Будут они даны ниже и в этой статье.

2

7. Исследуя междуязыковые отношения русского воровского арго, мы пришли к утверждениям, которые позволяют думать о построении арготической географии, с одной стороны, и истории европейских арго - с другой. Но до осуществления таких замыслов еще далеко. Многие пробелы, и хронологические и территориальные, навсегда останутся незаполненными. Однако, значение и перспективы работы над западноевропейскими и другими иноязычными элементами русского арго этим достаточно определены. В массе выделенных мною польских, немецких и французских заимствований я буду различать прежде всего такие три категории: а) иноязычные слова, вошедшие в арго из ближайшего (т. е. русского) литературного языка, b) заимствования из западноевропейских литературных языков (непосредственные) и с) заимствования из западноевропейских арго [10] .

В последней - самой значительной а важной категории - от непорушенных заимствований (?) будем отличать семантически ассимилированные ("народные этимологии") (?), и, наконец, заимствования смысловые ("переводы") (?).

8. Состав преступных банд, "братств", артелей всегда был очень пестр, и во множестве описаний преступного мира в древнейшие и новые времена мы не раз встречаем одно важное для нас указание; деклассированные имеют свою иерархию, отражающую социальное расслоение того общества, в котором они живут. Верхний слой в этой иерархии не всегда, конечно, пополнялся опустившимися из правящих классов общества, но в нем всего более сказывалось влияние этих деклассированных аристократов. Во французском воровском сообществе начала XVII в., которое собственно и называлось тогда именем Argot, эта верхушка носила название "les archisupposts". В посвященной их языку книге 1628 г. читаем: "самые ученые, самые ловкие воры всего Арго, они обучают общину говорить на жаргоне, они исключают, сокращают, реформируют Арго, как хотят" [11] . Сэнэан говорит о них: "когда-то студенты (школяры), иногда гениальные люди, как Вийон (Villon), они были интеллигенцией воровской общины" [12] . В упомянутом уже раньше Liber Vagatorum (изд. 1510 г.): "Это нищие или искатели приключений... которые идут из Венериного грота (uss Fraw Venus berg komen) я знают черную магию, их зовут бродячими школярами". В комментарии к более ранней книге (Bebel's Triumphus Veneris 1501 г.) об этих "школярах" сказано; proptio sermone loquentes, quem sibi finxerunt, ne plebs intelligat (говорят особым своим языком, который сами для себя изобрели, чтоб народ не понимал их) [13] . Читатели вспомнят Барона и Сатина в пьесе Горького "На дне".

От этих "ученых воров" в арго всех стран много идей и слов высокой европейской культуры, отсюда и заимствования из литературного языка - своего и других европейских - в более или менее метафорическом применении. Из своего литературного языка: академия 'тюрьма'; поднять бокал 'обокрасть бакалейную лавку'; найти шефа 'выпить за чужой счет'; натур 'настоящий'; смокин 'пиджак'; аристократ 'вор высшего полета'; балерина 'отмычка'; букет 'карты, сданные по-шулерски'; дубликат 'поддельный вексель'; агент'сообщник'; бутафория 'обстановка для шулерской игры'; фармазон 'сбывающий фальшивые брильянты'; база 'едкий порошок, бросаемый в глаза' (от химического термина);принц 'чисто одетый человек' (тоже в нем. арго Prinz-Herr, Kl. Rw., 304); Асмодей 'скряга' (нем. арго Aschmedei-Teufel, K1. Rw., 331) - от имени библейского демона, врага Соломона. В немецком арго такого происхождения, еще, напр., Manichaer 'верующие', Montane 'гора', Nobel 'барин', grandig 'большой', Feneter 'окно', Cawal 'лошадь', Zikusz 'слепой' (лат. caecus), Rosch 'голова', Terra 'страна', Benedictus 'городничий, gramersi 'спасибо', Strada 'дорога', dormen 'спать' [14] .

9. Следы латыни и греческого, теперь уже исчезающие, наиболее отчетливо сохраняют память об участии школяров, бурсаков в создании арго. У нас любопытнейшие примеры:лярва 'проститутка', сильва 'маленькие ребятишки', ментула 'хлеб'. Тщательное обследование жаргона нищих, лирников на Украине даст возможность уяснять роль киевских бурсаков в обогащении классической лексикой наших арго. К этой теме я еще вернусь в другой работе.

К польскому литературному языку восходят наши арготизмы: быдло, быдна 'корова'; газ 'керосин'; пензы 'деньга'; кшеня 'карман'; куток 'ночлежка'; панич 'жеребец'; выдел следячий 'Угрозыск'; шкапа 'кляча'; шибеница 'виселица'; сдонжить 'убить', жлоб 'мужик' (букв. ясли, кормушка).

К немецкому литературному восходят: фиш 'рыба', фляш 'мясо', фрей 'человек, держащийся гордо', рыхт 'приготовление к краже', третеры 'башмаки', флюхт 'пролетка', бурч'сообщник' (Bursch). Однако, в этом случае возможно и посредство еврейского жаргона (очевидное в фрайнд, фетер, зуктер и др.). К французскому непосредственно восходят:аржан 'деньги', адья 'уходи', атанда 'довольно', алюра 'проститутка' (ср. allure 'плутоватый'), кадет 'неопытный сыщик', марьяжить 'завлекать' (о проститутке) [15]кураж'достоинство, апломб', китте 'конец', мотя 'доля' (из moitie).

Все такие слова перенесены в арго лицами, владеющими иностранным языком. Большие или меньшие изменения фонетического, морфологического в семантического порядка - результат постепенной ассимиляции этих слов, оседания их в воровские низы, - могут быть использованы, как показатели для хронологии заимствования.

3

10. Рассмотрим теперь заимствования из западноевропейских арго в нашей "блатной музыке".

?) Первая группа - непорушенных заимствований (сюда войдут и морфологически ассимилированные, сразу и без сомнений опознаваемые заимствования). Буду приводить на первом месте русские арготические слова и выражения, затем из польского арго (сокр. обозн, pz.), дальше из немецкого воровского арго (сокр. rw.) и на последнем месте параллели из французского воровского арго - преимущественно старого (условное сокр. Аа.). Редко имеются все звенья этой цепи. Особенно недостаточным остается пока польский раздел по бедности польских арготических словарей. Французский арго, естественно, дает меньше всего заимствований русскому.

Альфонс 'защитник проститутки, живущий у нее на содержании'; pz. alfons id.; rw. Alphons id.; Аа. Alphonse id.

Бармить 'говорить'; barlen id. (засвидетельствовано во многих текстах, начиная с 1510 г.; объясняется из французского parler).

Блат, блатной 'преступный, преступник; вор. арго' pz. blat, blatny; rw. plait 'свой, заслуживающий доверия': platten 'говорить' и Blatte 'воровской жаргон'.

Ботать 'говорить'; rw. botten 'есть' (изв. с нач. XVI в.). Затруднение в семантическом расхождения, быть может свидетельствующем о древности заимствования.

Браслеты 'кандалы'; pz. braslety, bransolety; id. Aa. bracelet (de soie) - id.

Бриц 'еврей'; pz. fryc - niedoskonaly zlodziej. Ср. еще прыц 'чисто одетый человек'.

Ветошный 'доверчивый, простоватый'; pz. wituszny 'сторонний, не из воров'.

Вешер 'вагонный, жел.-дор. вор' [ср. переводное мойщик - нем. Wascher].

Вода 'опасность!' (слово-сигнал); pz. woda id.

Глаз (глаз темный) 'паспорт'; pz. glaza id.

Грабка 'рука'; pz. grabki (pl.) id.

Гранд (грант) мокрый 'убийство'; pz. grand-rabus, morderstwo; rw. Grande 'важное дело'.

Ёлд 'чужой, не вор, жертва вора'; pz. jolt - zlodziej nie wprawny (из древнееврейского).

Засыпаться 'попасться'; pz. zasypac sie, id.

Кабер (нижний) 'подкоп, пролом пола'; rw. kabber id., kabbern 'подкапывать'.

Капать 'выдавать, доносить'; pz. kapac, kapowac id.; rw. kappen id., caporen id.

Капарник 'доносчик, предатель'; pz. kaparnik-swiadek obwiniajacy.

Кисовое 'маловажное'; rw. Kisoff 'серебро' (с нач. XVIII в.).

Коцать 'бить', закоцать 'убить'; pz. kopsac, kobsac id.; rw. в древнейших текстах kabas, позже, с XVII в., Kobss Kobiss 'голова'; jener wird gekobst 'тому разможжат голову'; kobsten 'разбить голову'. Ср. в арго укр. лирников: копсаты 'бить', копсаня 'драка'. У Романова (лемезень) копсаць 'пить' (?), офен. (Гарелин), косать 'бить' (Голышев), укосать 'убить'.

Кот 'любовник проститутки'; pz. kot id.

Кузница 'церковь'; pz. kuznia id.

Трудно сказать, пришло ли к нам с Запада древнееврейское заимствование ксива (pz. ksiwe) 'документ, паспорт'. В старом немецком вор. арго имеем Kassiwe, Kassiwerl и Ksiwerl id. Возможно и независимое заимствование. Ср. еще: 'быть на лаване' чешское арго lowony, rw. Lawone - луна.

Pz. kimac, kima 'спать, постель' вероятно перешло из русск. арго (кимать, ким), где оно из новогреческого. Также и pz. klawy чеш. арго klawo - соотв. клёвый.

Линка 'фальшивый паспорт'; чеш. арго - linkowy 'фальшивый'; rw. Linke id. (ср. перев. левый - 'краденый').

Лох 'мужик'; pz. loch id., wloch id. Из польского wloch, (соотв. укр. волох 'румын, молдаванин') этот русский арготизм лучше объясняется, чем из холоп, через усечение окончания оп и перестановку согласных, - как предлагает Ягич [16] .

Вероятно из немецкого rw. Grinn 'собака' (Кl. 308) объясняется в нашем арго Леди Грин 'тюремный священник'. Образчик "юмора висельников" (вероятно, раньше было: грин'тюремный священник').

Манелы 'кандалы'; pz. manyle id., manele id.; Aa. manicle id.

Марвихер, маравихер, маровихер 'вор высшего полета, карманщик'; pz. mawicher-zlodziej kieszonkowy; rw. marchitzer - ein vorzuglich geschickter Dieb) [17] .

Мент 'милиционер, тюремный надзиратель'; pz. mente 'солдат'.

Мосемата 'кошелек', масемат id.: rw. Masematte, Massematte 'кража'; Massumen 'деньги' (из еврейского).

Пассер 'скупщик краденого'; pz. paser id.

Пижон 'жертва шуллера'; Aa. pigeon 'жертва вора, простак'.

Роба 'костюм'; Aa. robe 'одежда каторжника'.

Рогулька 'корова'; pz. rogula id.

Серсо 'серебряный рубль'; Aa. cercle 'серебряная монета'.

Скок 'кража со взломом, запертая квартира': pz. skok-kradziez pokojowa.

Скокарь, скокер 'вор взломщик' rw. Skoker 'квартирный вор'.

Стрема, стремить 'наблюдение, карауленье; следить, караулить'. Ср. rw. Strohmer 'бродяга, нищий': strohmen 'бродить'.

Форс, форцы 'деньги'; pz. forsa id. (от франц. force?).

Из русского (фомка) могло попасть в польский арго fomki 'отмычки, ломики'.

Хава 'рот'; rw. haue 'есть' (б. м. то и другое из цыганского).

Хавира, хавера 'воровской притон' (из древнееврейского); pz. chawira и hawira id. Едва ли возможно уточнить путь заимствования.

Хаза 'притон'; pz. chadza id. (из венгерского).

Цынка 'сторожа во время кражи'; rw. Zinken 'знак, сигнал'.

Шварц-вейс 'паспорт на чужое имя'.

Шниф 'ночная кража', шнифер 'ночной вор'; pz. Sznif id., rw. Schnifferey id.

Шопенфиллер 'вор, специалист по ограблению ювелирных лавок'; rw. schottenfeler 'взломщик, ограбляющий лавки'; pz. szopenfeler-zlodziej sklepowy.

Шпана 'мелкие воры; лица, близкие к ворам'. Начиная с древнейших памятников немецкого арго засвидетельствовано слово Spanvelder, Schwanfelder 'бродяги, род воров'. Позже spanna 'глядеть, следить, высматривать' (нов. spannen), Польское арго дает szpanowac 'присматриваться, следить'. Мне представляется более правдоподобным это объяснение, чем предложенное раньше (от spanisch 'испанский'). Связующее семантическое звено "мальчишки, поставленные вором на карауле, на стрёме". Ср. еще в словинском арго бродягsponati 'разузнавать, знать' (Ягич, Geheimspr. 32).

Неясно соотношение арготизмов: штымп 'жертва'; pz. sztymp 'удачная кража; вор, посидевший уже в тюрьме'; sztymf 'обвинение в преступлении'; sztemp 'преступление'; чешск, арго stumf 'преследуемый'; rw. stumpf 'грубый'. Но несомненно, что перед нами одно слово, по-видимому, распространившееся из немецкого арго. Расхождения в значении могут тут объясняться неточностью польских словариков.

В слове шпайер, шпалер (шпаллер) 'револьвер' - очевидным образом отразилось нем. арготич. Speier ('плюющий') 'пистолет'. Ср. еще rw. Kracher 'das Pistol'.

11. ?) В нескольких случаях заимствованные слова подверглись семантической ассимиляции, осмыслению, причем это повело иногда к незначительным звуковым изменениям.

Баня 'вокзал' (есть и бан id.) из нем. Bahn.

Вешать 'грабить', из нем. waschen id. (букв. 'мыть').

Капнуть, от капать 'предать' (см. выше).

Волк, волок 'лошадь' из стар. волоть (офенское). Ягич сравнивает с польск. аргот. cholota id.

Кисовое 'маловажное' (поставлено в связь с киса 'кошелёк'); rw. Kisoff 'серебро'.

Скакарь (из нем. rw, Skoker, см. выше) 'вор-взломщик'. Осмыслено посредством 'скакать'. Ср. еще скакач, скакун, скачек id. и скакать 'воровать из квартир со взломом, воровать на площадках трамвая'.

12. ?) Наиболее бесспорным доказательством непосредственных связей русского, польского, немецкого и французского преступного мира служат заимствования-переводы. Я никак не могу согласиться с Сэнэаном, что надо видеть в этой категории арготических параллелей случайное совпадение в путях творческой фантазии. Я убежден в заимствовании от соседей приводимых ниже арготических лексем.

Бобы 'патроны'; rw. Bohnen 'пули'.

Белое-черное 'чужой паспорт'; rw. schwarz-weiss (ср.'шварц-вейс').

Дядя, дядька 'тюремный надзиратель'. Дядин дом 'тюрьма', Аа. oncle - concierge de prison.

Пыль 'мука' (?); rw. Staub 'мелкие деньги' (ср. фр. poussiere 'деньги').

Мохнатый 'богатый'; rw. Moos 'деньги'.

Мойщик 'обкрадывающий спящих в поездах'; rw. Wascher (ср. 'вешер').

Жара 'безвыходное положение'; rw. Kuhle 'тюремное заключение'.

Колесо 'рубль'; rw. Rad 'талер'; Аа. roue 'монета'.

Медведь 'несгораемый шкаф'; pz. niedzwiedz, niedzwiadek.

Больной 'находящийся под стражей'; rw. krank id.

Буланый 'рубль'; rw. Schimmel id.

Жечь 'выдавать властям, арестовывать'; rw. brennen id., zunden id.

Снег 'белье'; rw. Schnee id.

Луковица 'золотые часы'; pz. cybula id.; rw. Zwiebel id.

Петь 'доносить'; Аа. chanter id.

Плевать 'сознаваться, выдавать'; Аа. cracher id.

Рогатка 'корова'; Аа. cornant 'бык', cornante 'корова'.

Больница 'тюрьма'; Аа. hopital id.

Успокоить 'убить'; Аа. apaiser id.

Играть на скрипке 'перепиливать тюремную решетку'; Аа. jouer du violon id.

Эти заимствования могли быть перенесены только двуязычными, т. е. лицами из верхушки воровского мира, главными действующими лицами в истории арго.

4

13. Сравнение с иностранными арго дало возможность распутать несколько семантических и лексических загадок в нашем воровском арго. Немецкие источники в силу своей относительной древности позволяют заглянуть в прошлое нашего арго - за пределы русской письменной традиции по жаргонам. Подтвердилась в нескольких случаях относительная архаичность офенского и близких к нему жаргонов. В заключение работы вернемся к важному вопросу, несколько раз затронутому уже выше.

13. Каковы ближайшие причины (ratio) заимствований? Если читатель просмотрят еще раз данные мною сопоставления, он заметит, что подавляющее большинство заимствованных слов по значению связано с основными понятиями и вещами воровской профессии и воровского быта. Для этой категории идей и представлений во всех арго имеется накопление синонимов. Эти идеи и представления прежде всего и должны быть скрываемы. Поэтому на смену одному арготическому термину, а иногда и рядом с ним, возникает другой, синонимичный. Средства для такого синонимического обогащения не так уж разнообразны. Простейшим средством для пестрого по языковому составу коллектива (особенно для двуязычных и многоязычных его членов) и будет, конечно, варваризм, т. е. заимствование. Оно как нельзя лучше служит целям конспирации, сокрытия своей профессиональной коммуникации.

Другое средство обогащения синонимами - семантический неологизм, или, как обычно говорят, метафорическое словопроизводство.

15. Входя в широкий профессионально-языковой оборот, экзотизмы (заимствования) и неологизмы в арго влекут целый ряд сложных лексикальных последствий. Они отчасти разрушают старую словарную систему арго и скоро увязываются, "систематизируются" сами.

Уже Жильерон, Сэнэан и Доза отметили, что ряд семантических неологизмов образуется и в арго, и в общих диалектах через обогащение новым значением всех имеющихся в данном языке синонимичных слов. Приведу несколько примеров из своего материала. И в нашем арго, и в немецком, и в польском давно существует заимствованное от евреев древнееврейское слово шмира 'охрана, стража' (и отсюда русское новообразование: шмирник 'ночной сторож'); rw. Schmiere 'стража, караульные во время налета', Schmieren 'сторожа, солдаты', Schmiere stehen 'стоять на страже во время кражи', heimliche Schmiere 'ночные сторожа'. В чешском арго (Puchmayer) smir 'ночной сторож', smirowat 'быть на страже'. В польском арго: szmir 'стража', на szmirze stac 'стоять на страже'. В среде немецких воров это слово было осмыслено как производное от нем. schmieren 'мазать, смазывать', Schmiere 'мазь'. Отсюда и слово Butter приобрело в немецком арго новое значение 'наблюдатель, сторож'. Дальше образуется речение Butter stehen. 'стоять на страже, караулить во время налета'. Один из этих арготических неологизмов попадает через воров-гастролеров и к ним: масло 'солдат'. На почве русского арго этой метафоры никак не понять, - она оказывается заимствованной; источник заимствования совершенно ясен, так как очевиден механизм этого семантического неологизма в системе немецкого арго. У нас смысловые вовлечения этого рода очевидны, напр., в таких случаях: скамейка 'лошадь', отсюда тапчан 'лошадь'. Неологизм образовался среди украинских воров, так как по укр. тапчан 'скамейка'. По слову жара 'безвыходное положение, тюремное заключение' образовалось вспотеть 'попасть без надежды на освобождение'. Вслед за гитарой'воровской лом' [18] и мандолина приобретает значение 'отмычка'.

16. Вторым заметным последствием вторжения новых слов (заимствований и семантических неологизмов) в арго является обусловленное, подсказанное изобретение следующих метафор для устранения омонимов, для того, чтобы избегнуть недоразумений от двусмысленных и многозначных слов. Если слово приобрело новое значение, то для выражения первоначального значения данного слова необходимо еще новое слово. Так, взятое из немецкого языка бан 'вокзал' было ассимилировано в баня. Но с этого момента явилась необходимость обозначить другим словом семантему баня, и мы имеем в арго: митуга 'баня' (ср. в офен. плеха 'баня').

Еще примеры:

Карман 'околодочный' (совр. 'надзиратель милиции'); и потому что это слово, так сказать, занято, и потому что надо конспиративно называть "карман" при посторонних, при жертвах, и потому, наконец, что ворам необходимо иметь более точные, детализированные обозначения, является целый ряд названий: ошкар 'задний брючный карман',шкеры, шкары 'боковые карманы', ширма 'карман' (внутренний), пистоны, верхи 'жилетные верхние карманы'.

Мальчик 'отмычка'. Этим создается почва для заимствований и неологизмов: пацан, оголец, лощёнок, долото 'мальчик'.

Луна 'грабеж' > < лысый 'месяц, луна'.

Зубы 'забор, род пилки' > < скрица, ошары 'зубы'.

Кровь 'деньги обыгрываемого', кровь носом пошла 'обыгранный шулером расплачивается', кровь пустить 'обыграть', > < клюквенный квас 'кровь'.

Мешок 'барышник, скупщик' > < наплав, мишука, мишура, мишуха 'мешок'.

Молчи 'хозяин' > < чакмо, шаби 'молчи'.

Окно 'пятерка' (карта) > < нишфа, фражук, форт 'окно'.

Кони 'сапоги', конь 'ложка' > < левак, скамейка, тапчан, шкапа 'лошадь'.

Глаз 'паспорт', глазки 'патроны' > < караулки, зенки, салазки 'глаза'.

Собака 'замок' > < гамля, псира, тявкула 'собака'.

Стрелять 'просить милостыню' > < плюнуть 'застрелить' (ср. Speier, Kracher).

Корова 'трубка' (польск. krowa-fajka) > < лизуха, труба, рогулька, рывуха, фирма 'корова' (это изобилие синонимов вероятно унаследовано воровским арго из офенского, в котором тема эта по бытовым условиям имела очень важное значение).

Быки 'кусочки холодного мяса' > < сапун 'бык'.

Блядь 'агент, полицейский' > < лярва, маруха, шмара, бикса, бедка, кошка, бланкетка, стукалка, целка, чувиха, шкура, шкирла, скважина, суфлера, чеканка, чаханка, шваба'проститутка'. Целый рой синонимов является здесь совершенно закономерно: и в силу необходимости детализировать по разным категориям значение 'проститутка', и в силу важности в воровском быту этой реалия. Читатель заметил, что не меньше половины этих синонимов - заимствования.

Пытаясь объяснить ratio заимствований в арго, мы напали на след двух закономерностей в области образования арготической лексики: усвоение новой семантической функции всеми членами синонимического ряда, если один член ряда приобрел ее; назовем это смысловым вовлечением (это явление, как указано, подмечено еще французскими лингвистами). А дальше, - использованные для нового значения слова теряют свое первоначальное значение и потому открывают брешь в словарной системе, быстро заполняемую заимствованиями или семантическими неологизмами. Назовем это словарным замещением метафоры.

Имеет ли эта "закономерность" неограниченное значение? Нет, конечно, грабли 'руки'. Но вы напрасно перерыли бы все словари воровского арго, отыскивая, как же называются "грабли" на арго. Эту метафору не понадобилось замещать, так как грабли не имеют значения в быту, в профессиональных занятиях воров. Словарное замещение метафоры происходит лишь в тех случаях, если прежнее значение метафоризованного слова необходимо должно иметь выражение в арготическом лексиконе. Так мы подходим вплотную к проблеме идеологического инвентаря арго. Им определяются границы словарного замещения метафоры.

 

Источники

По русскому воровскому арго я пользовался прежде всего своей картотекой, собранной в течение нескольких лет с помощью моих учеников и членов группы "Язык города" в ИРК. Затем использовал словари: 1) Ванька Бец. Босяцкий словарь выражении, употребляемых босяками. Составлен по разным источникам. Одесса, 1903. 2) Воровской словарь. Издание Германа Досталя. Слобода Покровская, 1904. 3) В. Трахтенберг. Блатная музыка. СПб., 1908, 4) В. Попов. Словарь воровского и арестантского языка. Киев, 1912. 5) С. Потапов. Словарь жаргона преступников. Блатная музыка. М. 1927.
Но немецкому арго: 1) Fr. Kluge. Rotwelsch. Quellen und Wortechatz der Gaunersprache und der verwandten Geheimsprachen. I. Rotwelsches Quellenbuch. Strassburg, 1901. 2) L. Gunther. Die deutsche Gaunersprache und verwandte Geheim- und Berufssprachen. 1919.
По французскому арго: 1) L. Sainean. L' Argot ancien (1455 - 1850). Les elements constitutifs, ses rapports avec les langues secretes de l'Europe meridionale et l'argot moderne. Paris, 1907. 2) L. Sainean. Le langage parisien au XIX siecle. Facteurs sociaux. Contingents linguistiques. Faits semantiques. Influence litteraire. Paris, 1920. 3) Fr. Michel. Etudes de philologie comparee sur l'argot et sur les idiomes analogues en Europe et en Asie. Paris, 1856.
По польскому арго: 1) Karol Estreicher. Szwargot wiezienny. Krakow, 1903. 2) A. Kurka. Slownik mowy zlodziejskiej. 2 wyd., 1899, Lwow. 3) A. Landau. Zur polnischen Gaunersprache. Archiv fur slavische Philologie. Bd. 24, 1902, S. 137. 4) Henryk Ulaszyn. Jezyki tajne (Jezyk polski, t. II, Krakow. 1915, str. 462 nasl).
По чешскому арго я не нашел пока других источников, кроме A.J. Puchmayer. Romani cib... Dazu als Anhang die Hantyrka oder die cechische Diebessprache, Prag, 1821.
До сих пор имеет значение статья: V. Jagic. Die Geheimsprachen bei den Slaven. Sitzungeberichte d. K. Akademie d.Wissenschaften. Phil.-hist. Cl. Bd. 133. Wien, 1896, S. 1 - 80.
Корректурное добавление. Во время печатания работы я получил - благодаря любезности Р.О. Якобсона - словарь чешского арго Э. Рипля и еще три статьи о чешском арго того же автора. Воспользуюсь этими работами в следующей своей статье. Приношу Р. О. Якобсону глубокую благодарность.

 

Сокращения

Kl. - Fr. Kluge. Rotwelsch. Quellen und Wortschatz der Gaunersprache. Strassburg. 1901.
L. Sainean Aa. - L. Sainean. L'Argot ancien (1455 - 1850). Paris, 1907.
Puchmayer - A. J. Puchmayer. Romani cib... Dazu als Anhang die Hantyrka oder die cechische Diebessprache, Prag, 1821.
Ягич - V. Jagic. Die Geheimsprachen bei den Slaven. Sitzungeberichte d. K. Akademie d.Wissenschaften. Phil.-hist. Cl. Bd. 133. Wien, 1896. 
rw. - rotwelsch.
pz. - polska (mowa) zlodziejska. 
Aa. - Argot ancien. 
чеш. а. - чешское воровское арго.

Литература

[1] См. L. Sainean. L'Argot ancien. Paris, 1907, p. 30. Fr. Kluge, Rotwelsch, I. Strassburg, 1901, S. 1.

[2] L. Sainean. L'Argot ancien. Paris, 1907, p. 232, 140, et passim.

[3] См. статьи Н.К. Дмитриева, А.П. Баранникова, М.М. Фридмана.

[4] Утверждение Л. Сэнэана (L'Argot ancien, p. 2; 153 - 162), что гебраизмы, и германизмы во франц. арго появились только в XVIII в., надо считать поспешным и неосновательным. Характер документации старого французского арго (литераторский отсев) не позволяет делать отрицательных хронологических выводов. Многие поздно зарегистрированные слова могли существовать в арго очень давно.

[5] Возможно и предположение о заимствовании этого слова из еврейского жаргона, но в нем нет никаких показателей жаргона.

[6] См. статью М.М. Фридмана в этом же сборнике.

[7] Кстати сказать, в любопытном ироническом контексте: "молодые школяры, студенты - непокорные отцам и матерям, не пожелавшие повиноваться своим учителям …идут они из Рима, из шалмана (публичного дома) и хотят стать священниками от виселицы... они выпрашивают льну на облачение - марухе (проститутке) на снег (белье)… они выбривают тонзуру…" (F. Kluge. Rotwelsch, S. 41 f.). Эта книга имела 21 издание, из них пять было выпущено Лютером, с его примечаниями.

[8] Перед этой трудностью и стоял М.М. Фридман, пока мне не удалось найти сначала немецкую, а затем и французскую параллель.

[9] Из позднего немецкого арго заимствование попало в польский (если не прямо из еврейского). Ср. К. Estreicber. Szwargot wiezienny. Krakow, 1903. Galach-ksiadz. Tego uzywaja zydzi zloczyncy.

[10] В этой связи необходимо было бы рассмотреть и связи нашего арго с английским. Но мне не удалось пока найти в ленинградских библиотеках английских арготических словарей. Поэтому я вынужден отложить обсуждение этого вопроса до другой статьи.

[11] L. Sainean. L'Argot ancien, p. 4 suiv. (перевод мой).

[12] Ibid., p. 4.

[13] Kluge. Rw., s. 30.

[14] Значительная литературная культурность сквозит в таких образных выражениях нашего воровского арго, как: нитку рвать 'переходить границу'; львенка поймать 'обокрасть богатого'; играть на рояле'подвергнуться дактилоскопии'; усыпать звездами 'разбить стекло в окне'; николаевская гостиница 'тюрьма'; или в старом немецком арго: Sonnenbose (букв, 'дом солнца') 'публичный дом'; Wunnenberg ('гора наслаждения') 'красавица'; Breitfuss (широколапый) 'гусь'; Sundenfeger ('очиститель грехов') 'убийца'; Erdmann 'кружка' (каламбур, основаны на распространенности у немцев фамилии Эрдман; в рус. арго эквивалентом было бы "Глинников").

[15] Это не может восходить в франц. арго, так как там mariage - повешение. См. L. Sainean. Аа, р. 93.

[16] Geheimsprachen bei den Slaven. S. 8.

[17] Быть может от этого слова произошло и вихер 'карманщик'.

[18] Быть может в связи с франц, guitare, jouer de la guitare 'держаться за тюремную решетку'.